0557676_b

Хорошо темперированный «Жестяной барабан»

В театре Марка Вайля «Ильхом» прошли премьерные показы спектакля «Жестяной барабан» по одноименному роману Гюнтера Грасса.

Спектакль обрушил на зрителей поток переживаний, мыслей, ассоциаций. Многослойной предстала и сценография в ильхомовской версии «Жестяного барабана», вызванная сложностью переведенного на театральный язык романа. Каждая из тем, затронутых в романе, полифонически проработана постановочной группой и проиграна артистами во всех возможных тонах и полутонах, как в известном всем «Хорошо темперированном клавире» Баха. Прелюдии, правда, отличаются китчевыми акцентами и медийными врезками – но это от современного театрального языка и его возможностей.

Одна из таких прелюдий – пластически решённая сцена рождения главного героя, Оскара Мацерата. Полубалетная эротическая сиюита явила залу и миру младенца, который, подрастая, решил отказаться от взросления. Немудрено — может ли дитя желать жизни в мире тайных и явных пороков? Принять как естественное проявление естества мать, раздваивающуюся между предполагаемым дядей и таким же предполагаемым отцом? Мог ли он стремиться к выражению своих чувств в приготовления различных блюд или мечтать о торговле колониальными товарами?

Нет, маленький герой решил отказаться от такого будущего. Трехлетний ребенок предпочитает упасть в подвал, лишь бы остановить свой рост. И жизнь для него выстраивается в отличном от других – собственном измерении и звуковом сопровождении. Крик, вдребезги разбивающий остекленевшую реальность, и барабанная дробь, которой он выражает свои мысли и чувства – инструменты его воздействия на действительность, самовыражения и коммуникации.
Хорошо темперированный «Жестяной барабан»

Мир жесток, абсурден, аморален, общество отвергает любые каноны и авторитеты? Но кто этим оружием владеет — от него и погибает. Оскар выступает как символ инфантилизма всех поствоенных поколений. Оказаться на трибуне, а не перед нею – вот принцип жизни. Есть еще один ракурс удобного существования и сосуществования – следить за событиями «из-под трибун».

Автор романа, а вместе с ним режиссёр, который высветил в спектакле наиболее важные для себя философские нити повествования, — противники войн и национализма, ханжества и распущенности. Действие романа и, соответственно, постановки изобилует эротическими пассажами. Но они не вызов морали, а протест против образа любви и эротики в современном мире.
1496174848_18700129_10155119247030528_4612313780068793299_n

Грасс за свой роман получил Нобелевскую премию и не побоялся в своей речи бросить капиталистическому обществу обвинение в мании величия: «Подобно тому как Нобелевская премия, если отвлечься от всякой ее торжественности, покоится на открытии динамита, который, как и другие порождения человеческого мозга …принес миру радости и горести, так и литература несет в себе взрывчатую силу, даже если вызванные ею взрывы становятся событием не сразу, а, так сказать, под лупой времени и изменяют мир, воспринимаясь и как благодеяние, и как повод для причитаний, — и все во имя рода человеческого.»

Итак, абсурдистски-гротескный мир Грасса обрел интересное сценическое воплощение в «Ильхоме». Мы попросили Бориса Гафурова, художественного руководителя театра, осуществившего новую постановку, рассказать о новом спектакле.

— Поставить спектакль «Жестяной барабан» — моя идея. Она родилась после сценической импровизации, которую мы представляли в январе этого года в виде сценической импровизации в Дни немецкой культуры в «Ильхоме». Решили сделать полноценный спектакль. И вот 26 мая состоялась премьера, назавтра прошел второй показ… Это не значит, что спектакль продолжит свое существование именно в таком виде, работа над ним еще будет продолжаться. Он как живой организм, это не фильм, который раз навсегда смонтировал – и всё.

Знаю прекрасно одноименный фильм, снятый в 1979 году немецким кинорежиссером Фолькером Шлёндорфом, он завоевал множество призов, в том числе и премии «Оскар», «Золотая пальмовая ветвь»… Я в студенческие годы его смотрел и, конечно, боялся браться за этот материал, потому что есть уже шедевр. Мне близка тема этого романа. Гюнтер Грасс писал свой роман в послевоенные годы, после Второй мировой войны, но я нашел в нём отражение сегодняшнего дня, и спектакль делался о сегодняшнем герое. Мы пытались рассказать о современном человеке. Да, мы живем в мирной стране, но это, к сожалению, внутри нас ничего не меняет. Войны вокруг нас продолжают идти и, в моем понимании, из Второй мировой войны человечество ничего не вынесло – ничего…

Мы так же продолжаем прятаться под юбками у своих матерей и под своими тоже. Это большой вопрос, который ставит спектакль: «Надо или не надо?» Надо ли чувствовать до конца свою жизнь ? Ведь мы настолько закрыты. Да, видим на экране, что где-то убивают детей, но мы настолько черствы, настолько «носороги»… И что ты должен в этой жизни делать, чтобы это изменить? Жить по принципу «моя хата с краю»? Как жить сегодня в этом мире? Это большой вопрос. Там много вопросов, встает. Конечно, это и рассказ о самом себе — обо мне. Я часто и сам задаю себе вопрос: «Надо или не надо?»

— Видимо надо, раз появился спектакль, — невольно перебила я режиссёра.- Зал полон, и зритель приходит в основном молодой, задавая себе в наше «мирное военное время» тот же вопрос, что и вы: надо — не надо?
— Да, вы правы! — подхватил Борис Гафуров. – Действительно, в мирное военное время. Я часто спорю с друзьями, когда мы беседуем о том, что не нравится, и слышу: «А зачем это, и что это изменит?» И страшно от этого становится – мы все живем «под юбками».

0794438_b
И об этом – нашем общем инфантилизме и других сторонах жизни современного человека, как считает режиссёр, говорить необходимо.

Спектакль будет дарить зрителю какие-то новые моменты – он проходит стадию шлифовки. Потому каждый просмотр способен удивить нюансами, их нам не предугадать. А вот рассказать подробнее об авторе романа можно.
«Жестяной барабан» давно стали называть великим произведением мировой литературы минувшего, но родного нам века, в котором мы, современные зрители, появились на свет. Автор, в 17 лет став солдатом, попал на поля сражений Второй мировой войны в 1944 году и в 1945 году был ранен, затем пережил американский плен. Вот что сам Грасс говорил об этом: «Благодаря легкому… ранению осколком гранаты я встретил день безоговорочной капитуляции великогерманского рейха на больничной койке. До того мое воспитание сводилось к муштре, которая должна была приобщить меня к идеям и целям национал-социализма. …Кроме умения убивать с помощью военной техники я выучился двум вещам: узнал, что такое страх, и понял, что остался в живых лишь по чистой случайности, — два урока, которые не забыты до сих пор…».

Личность уникальная, Грасс успел побывать в своей жизни после армии каменотесом, джазистом, графиклм и скульптором. Учился в Художественной академии Дюссельдорфа и в Институте изобразительных искусств Западного Берлина.В 1959 году после нескольких лет пребывания в Париже издал роман «Жестяной барабан».
К тому моменту Грасс, которому исполнилось 32 года, был малоизвестным автором «абсурдистских» пьес и сборника стихов «Преимущества воздушных кур».
1496174785_18699694_10155119247675528_3957934073595189279_o

Роман «Жестяной барабан» вызвал скандал. Автора нещадно поносили как осквернителя святынь и безбожника, сочинителя мерзостей, совратителя немецкой молодежи. Сенат Бремена даже отказал ему в заслуженной им литературной премии из-за «безнравственности» сочинения. Более того, публицист Курт Цизель подает на писателя в суд «за распространение развратных сочинений». Грасса клеймят как монстра похабщины и непристойностей. Когда вся эта возня критиков останется позади и в романе увидят протест против нацизма, Грасс скажет: «Для меня зло воплощалось не в судебном решении, а в молчании немецкой интеллектуальной общественности, с каким она встретила решение суда… Я полагаю, что такая нетолерантная, ханжеская позиция распространена в интеллектуальной среде так же широко, как и в обывательской».

Книга вызвала скандал, но автор реагировал на критику спокойно и сам не желая того, стал законодателем новой литературной моды. С тех пор минуло немало лет. Нобелевский роман получил одно из своих воплощений в Ташкенте.

Режиссер-постановщик спектакля, как мы уже отмечали, — художественный руководитель Театра Марка Вайля «Ильхом» Борис Гафуров, художник — Василий Юрьев, хореография — Флориана Бильбао, видео-арт — Дениса Семенова. В спектакле заняты: Владимир Юдин, Христина Белоусова, Бернар Назармухаммедов, Абдулазиз Ходжаев, Анвар Картаев, Максим Фадеев, Наталья Ли, Дамир Фатхулин.

«Жестяной барабан» в «Ильхоме» будет показан до конца театрального сезона еще трижды: 1, 15 и 25 июня. Спектакль, с его непредсказуемым сюжетом и трагикомическими историями, заставит вас плакать и смеяться, то сочувствуя его героям, то испытывая чувство острого неприятия непредсказуемой абсурдности бытия.

Тамара Санаева
Фото Александра Раевского с сайта театра «Ильхом»