large_8328

Считая до семи

«Театр+музыка= ?». Можно ли решить это уравнение? Да и поддается ли любой вид искусства математическим расчетам? Том Джонсон, французский композитор американского происхождения считает, что да. Его попытка просчитать музыку с помощью простых чисел вылилась в этюды, которые были представлены зрителям артистами театра «Ильхом» и музыкантами ансамбля «Омнибус».

Дирижер ансамбля Артем Ким, выйдя на сцену театра, отметил, что проект «Считая до семи» сделан в рамках «Лаборатории: театр + музыка». А «Лаборатория» в свою очередь никогда не прекращается. И вот она сделала остановку в «Ильхоме» и показала кухню лицом: как готовятся и «варятся» проекты. Это не спектакль в традиционном его понимании, а скорее перфоманс. Если говорить театральным языком, проект «Считая до семи», наверное, можно назвать читкой.

Приходя в театр «Ильхом» всегда нужно «включать» голову, чтобы понять, о чем тот или иной спектакль. В этот раз зрителя заставили считать. Сосчитать до семи. Вроде бы несложная задача, с которой справится любой школьник. А если числа складываются в алгоритм? Алгоритм из звуков?

Дирижер Артем Ким показал формулу решения перфоманса. Боюсь, без нее было бы сложно понять, что же происходит на сцене. Музыканты попеременно хлопают в ладоши. Сначала четыре раза, потом три, затем два и еще раз три. А если поменять комбинацию? И добавить топот ног? Музыка? Музыка. Кто из нас хоть раз не баловался тем, как при помощи рук и ног создавал музыкальный ритм?

«Искать музыку в окружающем мире, например, в каплях дождя», — призывал Артем. В самом деле, когда на сцену выходили артисты и проговаривали различные цифры на разных языках мира в определенном алгоритме, получался распевный ритм.
Затем к слагаемому музыка прибавили театр. Этюды «Яйца и корзины» и «Корова Нараяна» заставили смеяться весь зал. Но, то ли публика была не подготовленной, то ли молодые артисты растерялись и не «дожали», этюды смотрелись незаконченными. А Ольга Володина в который раз доказала, что может так сыграть, что даже обычные цифры в ее исполнении будут звучать игриво, задорно или даже устрашающе.

Это всего лишь остановка в пути, а поезд под названием «Лаборатория» мчится вперед и хочется надеяться, что следующая остановка будет «Полноценный спектакль».
В рамках перфоманса артисты театра сыграли в игру на выбывание. Все встали в круг. Игра похожая на детские считалки – передавать право хода направо или налево, или же насквозь при помощи определенных звуков. Кто запутался – выбывает. В подобные «игры» музыканты «Лаборатории» часто играют для импровизации.

Та алгоритмическая музыка, которую играли музыканты – гипнотизировала, вводила в транс, вдохновляла. Вдохновляли и движения некоторых музыкантов. Например, ударника ансамбля Алибека Кабдурахманова. Открыть крышку рояля и сыграть на струнах. Почему бы нет? Как-то на концерте «Омнибуса» он играл даже на ведре. Но это другая история. Вернемся к роялю и вдохновляющей пластике ударника. Движения были мистическими, а сам Алибек был похож на кукловода.

Перед началом перфоманса Артем Ким сказал, что целью является преодоление барьера между зрительным залом и сценой, сделать так, чтобы не было барьера, чтобы стать ближе. Да, некоторая часть зрителей ушла из зала, но та, что осталась – стала ближе. Это можно было видеть даже по тому, как некоторые зрители подались вперед. Значит, уравнение «зритель+артисты» сложилось.

Дана Опарина.

Фото: Александр Раевский.