0888786_b

«ЖЕСТЯНОЙ БАРАБАН» или герой нашего времени

В январе этого года в театре «Ильхом» в рамках дней немецкой культуры зрителю были представлены три сценических импровизации. На этот раз эскизы спектаклей были поставлены не по пьесам, а по сценариям таких шедевров нового кинематографа Германии, как «Небо над Берлином» Вильгельма Эрнста Вендерса, «Горькие слезы Петры фон Кант» Райнера Вернера Фассбиндера и «Жестяной барабан» Фолькера Шлендорфа.
Как известно, сценические импровизации были придуманы для того, чтобы познакомить зрителя с современной драматургией, и играются они, как правило, на сцене только один раз, но иногда из них вырастают спектакли, как это случилось с «Золотым драконом» Рональда Шиммельпфеннига. На этот раз билет в долгую жизнь обещает получить «Жестяной барабан», премьера которого состоялась на 26 и 27 мая.

«Жестяной барабан» — дебютный роман знаменитого немецкого писателя Гюнтера Грасса, который принес ему Нобелевскую премию. Фильм Фолькера Шлендорфа с одноименным названием стал обладателем множества наград, в числе которых «Оскар» и «Золотая пальмовая ветвь». Сюрреалистическая и гротескная история вырастает на почве весьма конкретных исторических и географических обстоятельств. Вырастает из исповеди мальчика, который разочаровался в мире взрослых и отказавшемся расти. Нет, он не решает изменить этот мир к лучшему, он только выражает свой протест звуками барабана. И пусть действие романа происходит в Германии XX века, спектакль «Жестяной барабан» — это вызов сегодняшнему поколению режиссера Бориса Гафурова, который прибегает к помощи ироничного балагана. Герои в нем миражи и фантомы — гротескные маски, за которыми скрывается пустота. И главный герой мальчик Оскар (Владимир Юдин) с выбеленным лицом, не то клоун, не то сумасшедший, двигаясь по сцене как марионетка, дергает за невидимые ниточки окружающих его людей-кукол и заставляет их плясать под его дудку, или правильнее будет сказать барабан. Мягким, вкрадчивым голосом он начинает повествование своей истории, и вот ты зритель уже чувствуешь себя куклой-марионеткой, которую заставляют смеяться и притоптывать ногой в такт музыке. Кстати о музыке. Ей в спектакле отведена особая роль, музыка Шнитке и барабанная дробь, сопровождает тебя весь спектакль, являя порой неожиданные аллюзии и настроения.
В сценографии спектакля черный и белый — контрастные цвета теряют свою однозначность и безапелляционность в сдерживающей их сепии, которая с одной стороны дает ощущение старины, как будто смотришь на старые выцветшие от времени снимки, с другой стороны, стирает границы между «хорошо» и «плохо». Смешное и трагичное здесь также неразделимы, впрочем, как и красивое и безобразное. «Добро и Зло неразличимы… А, может быть, даже и нераздельны?!.. А в то же время они не составляют целостности». Перевернутый мир – «королевство кривых зеркал», в котором мы видим героев-антигероев, жаждущих жить и чувствовать, вот только получается все как-то неправильно, и никто этого не замечает или не хочет замечать, кроме самого неправильного героя, который знает что нужно не так, только вот как не понимает. «Жестяной барабан» в «Ильхоме» не похож ни на роман, ни на оскароносный фильм, он родился в свое время и на своем месте не случайно, он все больше про нас, и в этих искаженных зеркалах к концу действия, с содроганием узнаешь свое отражение, и не знаешь, хватит ли у тебя сил, хотя бы для того, чтобы взять в руки барабан и …хотя бы с чем-то не согласиться и озвучить свой протест, как это сделали в «Ильхоме».

Художественный руководитель Театра Марка Вайля «Ильхом» и режиссер проекта Борис Гафуров рассказал, нам о том, как возникла идея создания спектакля и почему эта история, произошедшая больше, чем полвека назад актуальна для нас сегодня.

Почему именно «Жестяной барабан»?
Идея постановки спектакля родилась уже после прикосновения к этому материалу в сценической импровизации в рамках дней немецкой культуры. С первоисточником – романом Гюнтера Грасса до этого момента я не был знаком, в отличие от великого фильма Ф. Шлендорфа. И только перечитав роман несколько раз, и сделав собственную инсценировку для сценической импровизации, я захотел погрузиться в этот сложнейший материал, который, на мой взгляд, и сегодня очень актуален, и создать уже полноценный спектакль.

Кто занят в спектакле?
Над спектаклем работает замечательная команда: хореограф Флориан Бильбао, друг театра, который осуществил с нами уже несколько проектов, в том числе «Love, Death & Rock-n-Roll». Художник проекта — Василий Аркадьевич Юрьев. Видео-арт — Денис Семенов.
В проекте заняты такие артисты, как: Владимир Юдин, Христина Белоусова, Максим Фадеев, Бернар Назармухаммедов, Наталья Ли, Абдулазиз Ходжаев, Максим Фадеев, приглашенный артист из Молодежного театра Анвар Картаев, а также пульс спектакля — ударник Дамир Фатхулин.

Насколько сильно будет отличаться спектакль от сценической импровизации? Что нового сможет открыть для себя зритель, который уже видел сценическую импровизацию?
Сценические импровизации делаются в очень сжатые сроки, буквально за неделю – в такие короткие сроки не было возможности достаточно глубоко погрузиться в текст Грасса, а сейчас мы взяли себе два месяца и занимаемся уже полноценным исследованием. Спектакль будет сильно отличаться и в сценографии и в прочтении, и в музыкальном решении. Конечно, в корне идея и отношение не поменялись, но появляется больше нюансов, и я все больше и больше убеждаюсь, что Оскар — это мы сегодняшние, не в физическом воплощении, а именно морально и духовно. Юбки бабки, с которых начинается история Оскара, и в которых он любил прятаться, есть у нас у всех «мы прячемся в них» и нам там тепло и уютно. Ведь, мы живем с ощущением все, что происходит в мире, нас не касается. Мы — люди, для которых страдания других людей, войны и смерти — ничто. Образ Оскара — это образ сегодняшнего человека героя: инфантильного, не желающего взрослеть и включаться в эту жизнь. Можно заметить, что выросли целые поколения инфантильных людей без ценностных ориентиров. Все больше и больше людей молодых людей не хотят работать, не хотят создавать семьи, не хотят включаться в эту жизнь.

То есть, роман в какой-то мере опередил время?
Нет, не могу так сказать, просто ничего не изменилось с тех пор. Роман написан автором после второй мировой войны, он о потерянном поколении людей, которые родились после войны и во время войны. А сейчас мы живем вроде бы в относительно мирное время, и в нашей стране нет войны. Но я вижу это войну в нас. Что такое война? Война начинается с отношения людей. Когда два человека перестают слышать и понимать друг друга — это война. Когда потеряны старые ценности, а новых найти не можем. Все это — порождает главного героя.

Оскар – герой нашего времени?

Оскар – портрет современного человека, который протестует против всего, так как потерял веру во что либо.

Оправдываете ли вы главного героя спектакля?
Мы не даем никаких оценок и ответов в спектакле, мы задаемся вопросами: Что же лучше оставаться главным героем в оппозиции к миру или людьми, которые живут вокруг него? Включаться в жизнь или оставаться в стороне «под юбками»?

Анастасия ПРЯДКИНА «На досуге»