223034031_543164_13255719419680753721

Возвращение состоялось

В репертуаре театра «Ильхом» вновь появился спектакль «Наша махалля», одновременно похожий и непохожий на большинство идущих на этой столичной сцене. С остальными его роднят и яркая актерская игра, и выбор отличной драматургической первоосновы, и электричество, которым заряжена атмо­сфера в зале. А отличает некоторая прос­тота, которая в этом случае — достоинство.

Здесь нет сдвигов во времени и пространстве, а от публики не требуется особой подготовленности. С самого начала зрители оказываются в обычном дворике обычной махалли «Ильхом», где перед ними предстает целая галерея хорошо знакомых по жизни типажей современников.

Вот собрались на айване за чаем добродушные мужчины, из дома же доносятся оклики всевидящей жены одного из них. Там спешит по своим делам чуть эксцентричная учительница, а со второго этажа кличет внука воспитывающая его бабушка. Есть и отставной военный, которого не оставляют мысли о судьбах мира, и главный массовик-затейник в застегнутом на все пуговицы пиджаке и галстуке-бабочке, и смешливая гостья из-за рубежа. Смешение людей всех профессий и наций, возрастов и характеров, говорящих на самых разных языках — не это ли картина, привычная для нас с детства? И на каждого ее героя, даже если тот не лишен недостатков, мы смотрим с изрядной симпатией. Так и тут.

С этой постановки хорошо начинать знакомство с театром, чтобы оценить его диапазон, пусть и в беглом, сжатом пересказе. Каждые пять минут действие переключается на новую историю, которая непохожа на предыдущую и никак с ней не связана. Сюжеты о любви, встречах и расставаниях, отношениях между поколениями сменяют минутки политинформации, этюды, коллективные хореографические номера. Казалось бы, это сочетание не должно работать, но целиком оно смотрится органично. В такой упорядоченной и одновременно хаотичной мозаике — вся жизнь махалли, вся наша жизнь.

Пять лет назад сложиться этой мозаике помогли ведущие мастера сцены — заслуженная артистка Узбекистана Марина Турпищева и худрук Борис Гафуров, выступившие здесь в качестве режиссеров. То был выпускной класс-концерт 7-й студии Школы драматического искусства «Ильхома». Возвращение же спектакля состоялось благодаря самим актерам, которым было интересно не повторить прошлый успех, а сыграть ту историю заново, с поправками. Ведь с тех пор сменилась половина участников оригинальной постановки, а оставшиеся выросли уже в серьезных артистов. К ним присоединились и выпускники других студий.

Но сравнения необязательны, когда раз за разом на протяжении полуторачасового спектакля поражаешься тому, что делает на сцене нынешний состав. Как пронзительно печально поет Юлия Плакида и вызывающе притягательно — Ян Добрынин. Как точно попадают в образы двух разных восточных дам Джемма Фаградян и Зилола Рузиева. Как физически меняются Санжар Джумаев и Рустам Мамедов, изображая, нет, становясь дикими животными. Как Наталья Ли за пять минут произносит скороговоркой огромный монолог, в котором слов и эмоций, пожалуй, не меньше, чем в остальной постановке. А в иные моменты кажется, будто случайно попал в какой-то другой театр — музыкальный или оперетты. И это хорошо, потому как говорит о способности молодых еще артистов не только к вокалу или танцам, но и перевоплощениям, непредставимым в обратном направлении. Звучащая в конце песня «My Way» удачно подводит черту под творческим отчетом талантов, которые действительно нашли себя здесь, в театральной махалле.

Рамиль Исламов.

Правда востока №114/201713 июня 2017