Василий Юрьев

Yuriev-1024x1024

В 80-ые годы, по окончании ташкентского театрально-художественного института, стажировался в театрах Москвы и Санкт-Петербурга. В его творчестве заметно влияние русской школы театрально-декоративного искусства – В. Левенталя, М. Китаева, Э. Кочергина, который был его научным руководителем.


С 1989 года Василий Юрьев – главный художник театра «Ильхом». Сценография В. Юрьева образна и неожиданна. Василий, как никто знает и чувствует сегодняшний «Ильхом». Организовывая игровое пространство, художник максимально использует все преимущества и возможности близости и неразделенности сцены и зала театра.
Автор более 50 театральных постановок – в Узбекистане, Казахстане, России и дальнем зарубежье.
Отзывы критиков – Н. Ташпулатовой, О. Плугарь, И. Мягковой, К. Артыкова опубликованные в книге «Неизвестный известный «Ильхом» – о некоторых сценографических работах В. Юрьева.

В спектакле «Мой белый мерседес» – игровое пространство было превращено в съемочную площадку.

Декорацией служила вся «киношная» техника, прожекторы, вращающийся операторский кран, микрофоны и т.д. Главной деталью оформления стал старый, потрепанный «мерседес» с «живыми» фарами и «дворниками», вокруг которого, собственно, и был закручен сюжет пьесы.

Cценический павильон окружал задник – расписанная ткань, которая по фактуре напоминала и пепел, и снег, пропитанный гарью и копотью.

В финале, когда происходило символическое убийство героя – огромные тряпичные валуны, которые угрожающе висели в течение всего спектакля, падали вниз, а из зияющих пустот начинала сочиться бутафорская, как в кино, кровь, оставляя за собой красные хвосты, которые ассоциировались с обильно пролитой, как принято в боевиках, кровью.

«Счастливые нищие» К. Гоцци. Художник спектакля Василий Юрьев основным местом сценографии делает железную панцирную сетку. Функции ее многозначны. Она отсылает нас к «пуризму» сценографии 60–70-х годов, широко использовавшей сетку (лифты, кровати, мотивы клетки, зарешеченности) для воспроизведения черной правды действительности. Отсылает, чтобы вслед за Гоцци сразиться с реалистической действительностью, воспарить над ней. Когда мы видим сохранившиеся кое-где на сетке аппликации из мозаики, тихо опадающей в продолжение всего спектакля, мы понимаем, что это – образ разрушающегося Самарканда. Культуры, от которой остается лишь остов, железная конструкция. Когда в первом действии внутри сетчатого пространства, снабженного сетчатыми же раздвижными дверями, помещены неуютные топчаны, на которых мостятся неприкаянные, как беженцы, персонажи, ясно, что это – казенное пространство вокзала.

Здесь спят, закусывают из кулька, бреются, взбивая мыльную пену в бумажных стаканчиках, чего-то ждут, ссорятся, приходят, уходят. Здесь завязываются и рвутся отношения. Здесь, чисто по русской, но и по азиатской дорожной привычке (а также по законам Карнавала с его истовой свободой общения) рассказывают друг другу самые невероятные и самые откровенные истории своей жизни. Вокзал в «Счастливых нищих» – основное место действия. Где же еще преклонить голову нищим?! И где еще так естественно могут пересечься пути отъезжающих и прибывающих, изгнанников и ветеранов войны, торговцев и шпиков, влюбленных и спекулянтов?! Вокзал – сегодняшняя замена Площади, образ мира, где все сдвинулось, стронулось с привычных мест. И первое действие «Счастливых нищих» – хаос создающейся заново Вселенной. Все загадочно, все не сформировалось, одно никак не свяжешь с другим, но все требует к себе внимания, все заявляет о себе громко, изобретательно, как это бывает обычно в молодежных, студенческих спектаклях.

«Квартал Тортилья-Флэт» – мюзикл по повести Дж. Стейнбека. Сценография Василия Юрьева. На сцене конструкция, выполненная из разновеликих деревянных шестов, веток, досок, плетеного кенафа. Жизнь героев одной из американских провинций напоминает жизнь чумазых птиц на птичьем дворе.

В финале пожар разрушает маленький мир героев: на глазах у зрителей сгорает «игрушечный» рождественский домик, подаренный Дэнни – его реальный дом по наследству. Фактурная среда, созданная из кенафа, падает вниз, оставляя на сцене обгоревшие конструкции-головешки квартала, где были похоронены чьи-то мечты о лучшей жизни и любви.

В «Короле Юбю»идея наивного площадного театра решена Василием Юрьевым смело и необычно. Он возводит на сцене некую игровую конструкцию, напоминающую не то маленькую сцену, не то виселицу, не то «сортир». Планшет сцены-эшафота разбирается, образуя дыры и проемы, в которых поочередно (в «тюрьме») сидят герои. По краям этой сцены-виселицы, как левая и правая кулисы стоят ширмы-мишени с видом человеческих фигур, с вынимающимися овалами на месте сердец. На этой сцене-эшафоте, а однажды даже корабле, происходят удивительные превращения, целые военные баталии, парковые увеселения и, наконец, встречи «на том свете». Простодушная игра актеров, их привязка к сценографии, позволяет вовсю разгуляться фантазии постановщика и актеров.

Сценографическое решение «Свободного романа» изящно и незамысловато: все действие спектакля происходит в одной из комнат некоего Пушкинского музея. В духе того времени: мебель, стулья, софа, комод, подсвечники – это экспонаты музея. В нем появляется группа молодых людей, и бесцеремонно сдвинув музейные загородки, переносит нас в мир Пушкинской поэзии. Черный кабинет задрапирован занавесями. Они открываются в сцене «Гавриилиады», где действие происходит то на земле обетованной, то в раю. Расписанный задник изображает райский сад – голубое небо и врата рая, усеянные осенними листьями. Балкон сцены служит «обителью Бога». Но  до этого становится зрительским балконом в условном театре, где играют «Пир во время чумы».

Герои спектакля «играют» в Пушкина, порой используя для своей игры порой первые попавшиеся предметы – игрушечную карету, сотовый телефон и т.д. Вся обстановка – незатейливые декорации, наивные эффекты, например волшебный комод, – по началу, как из магического ящика доставались книги, самовар, парфюмерный набор и т.д., а затем вылетали сухие листья, начинал валить бутафорский снег – дух игры «понарошку» придавал постановке свой неповторимый шарм.

Сценография «Подражания Корану» А. Пушкина, рассчитана на видеопроекцию, многофункциональна и несет в себе много смыслов и цитат – от банального зеркала-экрана до «отражений», символов, порой искажений – гримас жизни. На этих двигающихся по горизонтали и вертикали полиэкранах возникают и письмена из сур Корана, написанные  кровью, отражаются “небеса” и документальные кадры из военной хроники  Афгана или Чечни, что не суть важно, так как нет здесь и конкретного места действия, привязанного к какому-либо событию. Место действия в спектакле постепенно обретает свое “вечное”, притчевое значение. Нет в нем и злободневных кадров 11 сентября, бьющих по нервам, но все, что озвучено, что отражено в видеоряде, что происходит на сцене – в действии, в ритмах, в музыке – все это, конечно, говорит о нас, о нашем смутном времени.

«Бесплодные усилия любви» В. Шекспира. Все действие происходит, надо полагать, в дворцовом парке. Сцена же из себя представляет одну половину теннисного корта. Другая половина – та, что за сеткой – воображаемая. Вокруг корта – парк? Где-то поблизости – дворец? Реально мы видим только часть корта. Там за «сеткой», за живописным занавесом не выше человеческого роста, за нарисованными клумбами, садом, охотничьи и крестьянские угодья. По периметру сцены – подиум – «беговая дорожка». Подиум – не широкий, как раз для дефиле героев! Чем не светский набор занятий: парк, теннисный корт… Идея корта замечательна! (Сценография Василия Юрьева). Игра на нем, игра вокруг него, игра в теннис и игра «ума и сердца». Игра эта реальность наполовину, полусон, полуфантазия. Все так зыбко. Переменчиво. Как игры в сумерках. Когда теннисный мяч едва различим, и уже играешь, чуть ли не вслепую, полагаясь на интуицию, на случай…

Постановки Василия Юрьева в театре «Ильхом»:

1989 – 90 гг.

«Черная дыра» Г. Стефановский

Режиссер – Б. Брезовец (СФРЮ)

Балетмейстер – Я. Кнез (СФРЮ)

1990 – 91 гг.

Первые Рождественские Вечера в «Ильхоме»: Шоу-15

Постановка – М. Вайль

«Здесь живут люди» А. Фугард.

Режиссер – А. Мельников

1991 – 92 гг.

«Мой белый мерседес» А. Шипенко

Постановка – М. Вайль

«Счастливые нищие» К. Гоцци

Постановка – М. Вайль

«Три сестры» А.Чехов

Постановка – М. Вайль

«Бал вампиров» А. Толстой

Постановка – В. Граковский

Рождественские Вечера в «Ильхоме»: Библейские истории

Постановка – М. Вайль

1992 – 93 гг.

Ташкентский театрально-художественный институт и театр-студия «Ильхом»:

Выпуск I студии театра «Ильхом» (набранной при ТГТХИ им. А. Островского): «Класс-концерт» (концерт выпускников),

Идиот» фантазия по Ф. Достоевскому,

«На сон грядущий» О. Кейси,

«Калигула» фантазия по А. Камю.

Сценарий и постановка – М. Вайль

«Тойбеле и ее Демон» И. Зингер

Режиссер – П. Кротенко

Художественный руководитель постановки – М. Вайль

Хореограф – Г. Гусев

«Класс-концерт. Опус № 2»

Постановка – М. Вайль

Хореограф – Э. Анисимова-Смирнова

1995 – 1996 гг.

«Квартал Тортилья-Флэт» Дж. Стейнбек.

Сценарий и постановка – М. Вайль

Музыка – И. Володченко

Хореограф – Э. Анисимова-Смирнова

I ежегодный Международный фестиваль современной музыки и театра «Ильхом-ХХ»: премьера оперы Д.Янов-Яновского «Come and go» С.Беккета
Постановка – М. Вайль

1996 – 1997 гг.

«Жизель» О. Михайлова

Постановка – К. Арутюнян

Композитор – А. Ким.

«Носороги» Э. Ионеско (совместно с Кэролл-колледж, США)

Постановка – М. Вайль

Композитор – А. Байдо

Хореограф – Б. Матчанов

1997 – 1998 гг.

«Бал Школы» – концерт выпускников II студии Школы драматического искусства театра «Ильхом»

Постановка – М. Вайль

«Саломея» О.ьУайльд

Постановка – О. Ходжакули

Композитор – А. Ким

Хореограф – Г. Гусев

«Приключение» М. Цветаева

Постановка – К. Арутюнян

Композитор К. Усманова

«Отель Вавилон» (совместно с Shapiro&Smith dance, Tish School of the Art (NYU), США)

Постановка – М. Вайль, Д.Смит, Д. Шапиро

Композитор – Д. Янов-Яновский

Рождественские Вечера театра «Ильхом»: «О том, как Боги зиму искали, а рыбаки рыбу ловили»

Впервые представлены музыкальные композиции: «Триптих по Хармсу для духового квинтета» А. Ким, «Большой Ук-Ук» текст О. Ернева, композитор И. Володченко.

Премьера Хэппенинга «Двенадцать» М. Карского по поэме А. Блока

(на III Международном фестивале современной музыки «Ильхом-ХХ»).

1998 – 1999 гг.

«Король Юбю» А. Жарри (совместно с Немецким драматическим театром Алматы) Постановка – М. Вайль

Композитор – А. Ким

1999 – 2000 гг.

«Свободный роман» по произведениям А. Пушкина

Постановка – М.Вайль

Хореограф – Э. Анисимова-Смирнова

2000 – 2001 гг.

«Бенефис школы» – концерт выпускников III студии Школы драматического искусства театра «Ильхом»

«Портрет мадмуазель Таржи» И. Елагин

Постановка – М. Вайль

Композитор – А. Ким

Хореограф – Н. Леонов

«Бесплодные усилия любви» В. Шекспир

Постановка – М. Вайль

Композитор – К. Усманова

Рождественские Вечера 2000–2001, посвященные 25-летию театра «Ильхом»: «И жизнь, и сон, и Интернет…»

Постановка – М. Вайль

2001 – 2002 гг.

«Подражания Корану» А. Пушкин

Постановка – М. Вайль

Хореография – О. Бекназарова (Голландия)

Композиторы – А. Ким, Р. Намазов

«Art» Я. Реза

Постановка – М. Вайль

Композитор – А. Ким

2004 – 2005 гг.

«Лаборатория доктора Чехова» А. Чехов

Постановка – М. Вайль

«Гамлет и другие»

Постановка – М. Вайль

2005 – 2006 гг.

«Соло для двенадцати»

Постановка – М. Вайль

Хореограф – Н. Леонов

«Что случилось в зоопарке?» Э. Олби

Постановка – М. Вайль

«Полеты Машраба» – Театр «Ильхом» Фестиваль HOLLENFAHRT,

Вена (Австрия) и  WIENER MOZARTJAHR 2006 к 250-летию Моцарта

Постановка – М. Вайль

2007 – 2008 гг.

«Орестея» Эсхил (при содействии Фонда им. Эберта)

Режиссер – М. Вайль

Сценические импровизации современной европейской драмы:

«Синхрон» Томас Хюрлиманн

Режиссер – Б. Гафуров

2008 – 2009 гг.

«Глиняные буквы, плывущие яблоки» С. Афлатуни

Режиссер – А. Пахомов

Сценические импровизации современной европейской драмы:

«Арабская ночь» Рональд Шиммельпфеннинг

Режиссер – Б. Гафуров

«Урод» Мариус фон Майенбург

Режиссер – А. Пахомов

«Чехов в Ялте» Джона Драйвера, Джеффри Хэддоу.

Режиссер – А. Пахомов

«Жизнь на Площади Рузвельта» Деа Лохер

Режиссер – А. Пахомов

2009 – 2010 гг.

Сценические импровизации мировой современной драмы:

«Титий Безупречный» Максим Курочкин

Режиссер – А. Пахомов

«Пиво, поэты и треп» Чарльза Буковски

Режиссер – А. Пахомов

Класс-концерт «Наша махалля»

Режиссёры постановки — засл.артистка РУзб. Марина Турпищева, Борис Гафуров

2012 г.

«Love, Death & Rock’n’Roll»

Режиссёр — Florian Bilbao (Германия)

2013 г.

«Золотой Дракон» Р. Шиммельпфенниг

Режиссёр — Вячеслав Цзю

2015 г.

«Удивительное путешествие Кролика Эдварда» К.ДиКамилло

Руководитель постановки — Борис Гафуров
Режиссёр — Тимур Шарафутдинов

2015 г.

Концерт ко Дню Победы «Этот поезд в огне»

Автор идеи и режиссёр — Борис Гафуров
Музыкальные руководители проекта — Надежда Банделет, Никита Макаренко

2015 г.

Сценические импровизации немецкой драмы:

«Женщина из прошлых времен» Р. Шиммельпфеннинг

Режиссер — М. Турпищева

«Президентши» В. Шваб

Режиссер — Б. Гафуров

«Рождественские вечера: Алиса в стране ILL HOME»
Идея и постановка: Артем Ким, Борис Гафуров, Марина Турпищева, Максим Фадеев