391ba1a8-d497-43a3-b096-1dad8a1124e3

Голос Цветаевой

Еще не все зрители успели увидеть «Собачье сердце» как в Театре Марка Вайля «Ильхом» уже звучит следующая «оглушительная» премьера «Цветаева. Федра» — совместный проект студии «Soundrama», ансамбля «Omnibus» и театра «Ильхом». Режиссер-постановщик — Владимир Панков (режиссер «Семи лун» и «Дождя за стеной»). Спустя четыре года после «дождя» Владимир вновь в Ташкенте — мастер Лаборатории молодых режиссеров Центральной Азии ставит спектакль за срок на этот раз кратчайший — месяц со дня его приезда в Ташкент. А материал для постановки куда более сложный — античная трагедия в пересказе поэтессы серебряного века. Музыка, пластика, музыканты, интегрированные в актерское пространство и актеры, создающие музыку, мастера сцены и начинающие актеры, полифония звуков и действий – это стиль саундрамы.

Ломаный стих, ритм и аритмия, эмоциональное начало, бьющее через край — это стиль Цветаевой. Для такого действа сцена и зрительный зал поменялись местами и всем известный «ильхомовский атлант» — столб оказывается в самой гуще событий. Но о нем быстро забываешь, потому что глаза в прямом смысле разбегаются. «Налево пойдешь», будешь очарован солисткой ГАБТа им. А. Навои Надеждой Банделет, которая превратилась в «Таировскую Федру» Алису Коонен, «направо» — не сдержишь слез от игры тонкой и чувственной непревзойденной артистки Ольгой Володиной (Цветаевой и Федрой в одном лице), или заворожит «забаюкает» тебя «чужестранка» Анастасия Сергеева, а «прямо» от Ипполита Фарруха Молдаханова, который безмолвствует весь спектакль тоже «дар речи потеряешь».
Биография Цветаевой интересовала режиссера не меньше самой поэмы — в действо искусно вплетены фразы из дневниковых записок и последние письма поэтессы, которая разделила участь своей героини. И все участники действа в какой-то мере Федра или Цветаева, понимание смысла текста поэмы становится куда более развернутым, благодаря тому, что распределение реплик не всегда совпадает с авторским. И вдруг, понимаешь, что актерско-музыкальный ансамбль – во всем своем многоголосье – вот он голос Цветаевой. Голос сбивчивый немонотонный иногда труднодоступный для понимания, но здесь, как любит говорить современный драматург Вырыпаев «не понимать, а ощущать надо».
Знакомьтесь, многоликая Федра-Цветаева в голосах ильхомовских поколений:
Анастасия Сергеева (VII студия Театра Марка Вайля «Ильхом»):
Для меня этот спектакль о любви — она отражается, искажается, преломляется, высвечивается и пребывает в темноте. Зрителям стоит просто открыться тому, что происходит на площадке.
Мне близко все, что мы делали в течение этого месяца. Прежде всего, для меня это большое везение, новый человеческий опыт и другой градус существования на сцене. Цветаева и Федра для меня в данном произведении — едины. В ходе того, как на репетициях оживал текст — я все больше понимала, сколько всего в нем сокрыто, какое в нем заключено богатство. Закончилось все тем, что за две недели до премьеры я начала просыпаться по несколько раз за ночь от того, что у меня в голове звучат четверостишья, хоры девочек. И мне от этого было мучительно хорошо.
Галина Борисова (VIII студия Театра Марка Вайля «Ильхом»):
Все случилось очень быстро. В процессе работы с Владимиром Николаевичем Панковым и хореографом Полиной Мироновой меня не покидало ощущение, что это уже давно и хорошо знакомые мне люди и процесс не был начат не с нуля. И при всей тяжести материала, происходящее на репетициях было очень светлым и понятным.
В спектакле застроена очень четкая и плотная структура, это скорее не сложность, а особенность, а сейчас в готовом спектакле можно сказать даже опора.
В ходе работы я наблюдала за своими партнерами, и многое для себя открыла в них и себе.
Клара Нафикова (IX студия Театра Марка Вайля «Ильхом»):
Это был месяц тяжелой и изнурительно- приятной работы, но от этих репетиций, ни на секунду не хотелось «отключаться».
Во время создания многих сцен, мы были в роли зрителей, и было очень интересно наблюдать за методом работы Владимира Панкова. Это особая техника выстраивания мизансцен, индивидуальный подход к каждому, умение мгновенно за один брошенный в сторону «полувзгляд», «полувздох», и для особых случаев — слово, вытащить нужную мысль и эмоцию, даже если она никак не подразумевалась при первом знакомстве с текстом.
Фаррух Молдаханов (X студия Театра Марка Вайля «Ильхом»):
Когда я узнал, что в нашем театре планируется эта постановка, у меня сердце екнуло, и я подумал: «не знаю, как именно это будет, но чувствую, что это будет очень круто». Понимаю, что для зрительского восприятия это нелегкий спектакль, особенно если его смотреть без предварительной подготовки (не прочитав «Федру» и не ознакомившись с биографией поэтессы). Но этим он и интересен, что к нему нужно подключаться и его нужно разгадывать.
Потрясающее ощущение, когда музыка и актерская игра сливаются воедино и сложно отделить одно от другого, музыка усиливает актерскую игру, а актерская игра усиливает музыку. Сейчас я пробую писать сценарии, делаю это пока в стол для себя, но при их написании также вдохновляюсь музыкой.
Мой герой на протяжении всего спектакля практически не произносит ни слова, и это сложно — не произнося ни звука играть интуитивно, импровизировать и чувствовать все, что происходит на площадке. Я чувствую большую ответственность, потому что исполняю роль некоего связующего звена, так как посредством меня общаются между собой другие герои.
Заслуженная артистка РУз Ольга Володина:
Впечатления от этой работы расцвечены всеми цветами радуги. В такой короткий срок поднять такой непростой материал (месяц!) Где это видано?! Но видно, команда в «Ильхоме» крепкая начиная от мастеров монтировки сцены, студийцев, которым повезло работать с таким режиссером, с таким материалом, такими музыкантами; художников, бутафоров, портных, реквизиторов, костюмеров, администрации – никто не остался без дела) и ими, же заканчивая.
Впечатление высокого командного духа. Как пример – Панков дал задание: нужно много писем помощник режиссера принесла бумагу и все как один начали сворачивать листки в письма. Это меня поразило и впечатлило! Владимир Николаевич задает в своей работе очень высокую планку. Видно, что у его души (сердца, мозга…) очень высокая вертикаль, вибрации, поэтому он никому не позволяет формальничать. Мне кажется, что даже воздух вокруг него качественно меняется. Он может повысить голос (сроки!) но это не ломает. Он может похвалить – но это не расслабляет. Все в тонусе!
Художественный руководитель театра Борис Гафуров:
Я счастлив, что как артист участвовал в этом проекте и чувствую гордость за команду, которая всего за месяц смогла осилить непростой материал. Весь период с утра до позднего вечера кипела работа, а для нас такие моменты, такие творческие всплески – это самое счастливое время. Но главное, что помимо удовольствия от процесса есть также удовлетворение от результата. Прекрасно понимаю, что материал для зрительского восприятия непростой, но очень рад, что такая работа появилась в нашем репертуаре. И, просто уверен, что найдутся его ценители. Для меня спектакль «Цветаева. Федра» можно сравнить с хорошей живописью, когда смотришь на картину и может чего-то в ней не понимаешь, но она притягивает тебя передачей цветов, передачей энергии. Музыкальное и художественное оформление, актерская игра – все это существует здесь как бы вне сюжетных рамок, а немножко выше, это то, что трудно объяснить словами, но можно почувствовать. Это ода любви, той любви, которая в наше время как-то обесценивается, опускается до уровня каких низменных собственнических чувств. Здесь же любовь как жертвоприношение себя, любовь к сыну, любовь к Богу, любовь к мужчине как к Богу. Я восхищаюсь решением Панкова совместить трагедию «Федры» и трагедию жизни Марины Цветаевой. Никто и никогда так не подходил к этому материалу, и я считаю это одной из самых интересных режиссерских находок.

Анастасия ПРЯДКИНА
Еженедельник «На Досуге»