Год

Playing Improv

There are a few days a year when a Tashkent theatre-goer postpones his or her plans and heads to the Ilkhom theatre of Mark Weil to attend script readings. Scenic improvisations have become a well-liked tradition – they are rehearsed for a week, performed with scripts in actors’ hands, and never repeated. (more…)


(Русский) Замок К.

Sorry, this entry is only available in Русский.


(Русский) Мистицизм звука

Sorry, this entry is only available in Русский.


(Русский) ТЕАТР + МУЗЫКА на площадке “Ильхома”

13087525_10154111888990528_320607167711211214_nВ нынешнем, юбилейном театральном сезоне Ансамбль Omnibus и Театр Марка Вайля “Ильхом” предложили вниманию зрителей совместный мультимедийный проект Лаборатория “Театр+Музыка”.
Как говорит художественный руководитель театра «Ильхом», известный узбекистанский актёр театра и кино Борис Гафуров, Лаборатория «Театр+Музыка» открылась в театре с нового, 2016 года. Она создана для совместного творческого поиска, обмена идеями и взаимодействия актеров, музыкантов, художников и драматургов. Итогом первых месяцев активных тренингов и репетиций лаборатория делится со зрителями уже во второй раз: 25 марта участники Лаборатории представили на сцене “Ильхома” перформанс “Counting to Seven”, а 23 апреля – “Мистицизм звука”.

ТЕАТР + МУЗЫКА на площадке “Ильхома”
Что можно сказать о первом показе? “Counting to Seven” посвящен музыке Тома Джонсона и творческим поискам в области ритма. Выдающийся композитор, представитель минимализма в современной музыке и музыкальный теоретик, в октябре 2011 года он участвовал в VII международном проекте Omnibus Laboratorium в Ташкенте, выступив с лекциями перед молодыми композиторами региона. Тогда же в Ташкенте прозвучали две оперы композитора в исполнении Ансамбля Omnibus.

Спустя чуть более месяца, 23 апреля, Лаборатория “Театр+Музыка” показала в “Ильхоме” второй проект: “Мистицизм звука”, который его авторы, музыканты и артисты посвятили открытиям в области пластической выразительности на материале ритуалов и обычаев народов мира.
Перед началом программы художественный руководитель Ансамбля Omnibus Артём Ким обратился к залу:

– Из серии перфомансов, которые мы будем делать, показывая работу лаборатории ансамбля “Омнибус” и театра “Ильхом”, сегодняшний (второй) называется “Мистицизм звука” – он посвящён пластике, соединению музыки и движений. Вы услышите много интересной музыки. Хочу отметить работу педагога по пластике, хореографа сегодняшнего вечера Марии Тихомоловой – она тоже на сцене.

По ходу вечера буду рассказывать об исполняемых произведениях, но, надеюсь, больше скажет сама музыка – часто очень тихая, медитативная.
“Мистицизм звука” – это название книги суфия и философа Хазрата Иноятата- хана. Он одним из первых открыл Западу идеи суфизма – мистического философского учения – и его фундаментальный труд так и назывался. Мы решили расшифровать его по-своему и, надеемся, зрители попробуют проникнуть в мистицизм звука вместе с нами.

ТЕАТР + МУЗЫКА на площадке “Ильхома”
Это был необычный концертный вечер или театр музыки. Репетиции к нему были не менее интересны, сохранились десятки фотографий, сделанных известным фотомастером Александром Раевским – они опубликованы на странице “Ильхома” в фейсбуке.

Музыка раскрывалась не только в звучании, но и языком пластики – не в традициях балета как такового, а психологического пластического театра. Чем-то программа напомнила творчество группы DEREVO, возглавляемой Антоном Адасинским. Его коллектив, возникший еще в 1988 году, более популярен в европейских странах, нежели в России или, тем паче, странах СНГ. Мне показалось, язык и техника постановок перекликаются, хотя Антон Адасинский смелее в сценических формах, а артисты его группы профессионально изощреннее в пластике.
Бесспорное достоинство проектов Лаборатории “Театр+Музыка” – живой звук, живое музыкальное исполнение, раскрытие через звук смыслов человеческого тела, в которое заключён дух.

ТЕАТР + МУЗЫКА на площадке “Ильхома”
Артистка театра “Ильхом” Анастасия Прядкина в проекте “Мистицизм звука”

– Лаборатория Театр+Музыка, – поделилась своими впечатлениями о проекте А.Прядкина, – это уникальная возможность самовыражения для всех ее участников, в ней нет жестких рамок и ограничений. Артем Ким принес на тренинги в лабораторию репродукции произведений японского художника Кацусики Хокусая. И когда шла подготовка перформанса “Мистицизм звука” , предложил нам вспомнить их, подобрать примерную музыку и оживить картинки. Манга – одна из главнейших работ Кацусики Хокусая – содержит множество интересных зарисовок и поз, открывающих большой простор для фантазии. Так возникла идея этюда “самурай с палкой”. Персонаж словно сражается с этакими ветряными мельницами. У меня возникла мысль, что с возрастом угасает романтизм, и мы занимаемся более локальными вещами, уже не стремимся перевернуть весь мир, а начинаем думать о борьбе за свой маленький мирок. Алибек Кабдурахманов, прослушав мой референс и посмотрев этюд, сочинил уникальную композицию – она органично вошла в проект. И еще один этюд подготовлен на импровизацию А. Кабдурахманова – танец с покрывалом, который исполнила Анастасия Макарова – студентка 9 студии “Ильхома”.

Концерт убедил: сотворение музыки на глазах публики – музыки, перетекающей в движение, и живые вибрации звуков, отражающиеся в пластике, приковывают слух, взгляд, захватывают зрителей эмоциями.

Программу “Мистицизм звука” открыла композиция Lux Aeterna, что в переводе с латыни означает «Вечный свет». Свет, изливающийся в тексте на древнем языке звучал заклинанием:
Покой вечный даруй им, Господи,
И свет неугасимый да воссияет им.

Lux Aeterna – часть заупокойной мессы. Дань этой теме отдали в своих сочинениях и классики. Омнибус – ансамбль современной музыки, потому неудивительно, что Артём Ким выбрал для исполнения произведение Джорджа Крама – американского композитора, известного своими находками в «техническом расширении» возможностей музыки. К примеру, он использует графическое оформление партитур, является приверженцем инструментального театра, то есть предпочитает сценические формы представления, в которых процесс создания и извлечения музыки превращается в своеобразное зрелище. Известен и вокальными сочинениями.

Музыканты “Омнибуса” окольцевали программу вечера двумя произведениями Джорджа Крама. Американский композитор, лауреат Пулитцеровской премии в области музыки (1968) и премии Грэмми (2001) продолжает создавать новые произведения, обогащающие музыкальную жизнь. Они часто исполняются в современном музыкальном мире, а творчеству композитора посвящаются специальные международные фестивали.
Вот и ташкентцы ближе познакомились с музыкой этого автора. Вокальную партию в Lux Aeterna исполнила солистка оперы Надежда Банделет. Она же выступила в завершившей вечер композиции Джоржа Крама “Ночь четырёх лун” на стихи Гарсиа Лорки.

О музыке Крама говорят как о мифологической. Сам он пишет: «У музыки – по крайней мере, у некоторых ее образцов – есть тенденция к мифологичности. Некоторые мои произведения мифологичны по своему выражению. О моей музыке иногда говорят, что она выражает такое чувство древности». Сами названия его произведений наводят на мысль о мифах и космичности сочинений: «Древние голоса детей», «Черные ангелы», «Голос кита», «Макрокосмос». По суждению музыкального критика Евгения Нармора, “…мир для Крама – это мир воображения и мечты, … мир, обитаемый призраками, друидами, гномами, фантастическими фигурами… с их таинственными голосами, чья угрожающая и волшебная лирика, кажется, подразумевает какие-то глубокие и неоднозначные истины».

Кроме музыки всемирно признанного композитора прозвучали и сочинения молодых узбекских авторов. Покорили композиции Джахонгира Шукурова: пьеса для виолончели соло «Aks Sado» и композиции «Marsiya» для голоса и камерного ансамбля. Необычную и очень красивую вокальную партию в этом сочинении-колыбельной на таджикском языке, исполнила народная артистка Ольга Володина.

ТЕАТР + МУЗЫКА на площадке “Ильхома”
Не менее впечатлила также авторская композиция Алибека Кабдурахманова – на редкость талантливый музыкант-перкуссионист, дирижёр, композитор, он не устаёт радовать всё новыми гранями своих дарований.
Пластическое воплощение музыкальных произведений показало высокий класс хореографической подготовки артистов «Ильхома». И не просто танцевальную технику – артисты буквально проживали музыку в пластике. Энергетическое воздействие такого танца, его поистине мистическая природа не могли не впечатлить публику.

Проекты Лаборатории “Театр+Музыка” не коммерческие, они выходят за пределы привычных представлений о музыке и пластике, но вызывают живой интерес и одобрение публики. Хотелось бы повторения уже состоявшихся показов и воплощения новых проектов музыкально-пластических программ.

Тамара САНАЕВА
На первом фото: Артём Ким
Фото А.Раевского из сети интернет1461510356_13055431_10154104517715528_4753735687743561360_n

1461510366_13062403_10154104515425528_6223387517982159731_n1461510366_13062403_10154104515425528_6223387517982159731_n


(Русский) Штрихи к портрету Шухрата Аббасова

В январе 2016 года выдающемуся узбекистанскому кинорежиссеру, аксакалу отечественного кинематографа Шухрату Салиховичу Аббасову исполнилось 85 лет. На сайте газеты «Новости Узбекистана» коллеги и друзья, поздравляя юбиляра, поделились рассказами о его жизни и творчестве, своими воспоминаниями о встречах с режиссером, сценаристом, актером – бесспорно, выдающимся и многогранно талантливым человеком, который внес огромный вклад в развитие узбекского кино.

Миновала юбилейная дата, режиссер продолжает работать и по-прежнему делится своими знаниями и опытом с новым поколением будущих кинематографистов. Жизнь, в которой все непрерывно течет и меняется, продолжает свой бег; люди, события и дни мелькают, словно в кадрах киноленты, принося всё новые и новые перемены в настоящее. а прошлое уходит в память, в воспоминания. И как-то подумалось, что в этой цепи моих личных сознательных воспоминаний всегда были звенья, связанные с именем режиссера Шухрата Аббасова.

Начальным звеном стал первый из созданных им художественных фильмов «Махалляда дув-дув гап» – «Об этом говорит вся махалля». Сколько раз я видела его на экранах кинотеатров или телевизора? И не счесть, но всегда с неизменным удовольствием. А потом незабываемая кинолента «Ты не сирота». Кто не плакал вместе с её героями-детьми? Кто не страдал болью узбекской матери, прижимавшей к себе головёнку чужого, но такого родного для неё ребенка? Кто не следил с замиранием сердца за жизнью, заботами и радостями простой ташкентской семьи, взявшей в трудные годы войны в свой дом 14 приёмных детей?

Потом были картины «Ташкент – город хлебный», «Абу Райхан Беруни», «Маленький человек на большой войне», телесериал-эпопея «Огненные дороги»… И каждая кинематографическая работа становилась событием не только в жизни режиссёра, но и нашей, зрительской. На пороге своего 85-летия Ш.С. Аббасов завершил очередной фильм с так идущим ко всей его собственной жизни названием: «Дилор, Дилор, дил ва ор» – «Дилор, Дилор, душа и честь».
Режиссер всегда умел видеть жизнь во всем ее объёме, отражал её в своих лентах, учил и продолжает учить этому искусству молодых. И не оставался в стороне от культурной жизни. Его до сих пор можно видеть среди зрителей на самых значимых премьерах. Он ходит на них отнюдь не в качестве свадебного генерала, не грешит пустыми похвалами в ответ на вопросы, всегда прочувствованно и взвешенно говорит о том или ином фильме или спектакле и ответственно делится своими оценками, если к нему обратиться с вопросом.

Как-то встретила прославленного режиссёра на премьере спектакля- саундрамы «Дождь за стеной» по пьесе Юрия Клавдиева – совместнаой постановки театра Марка Вайля «Ильхом», московской студии «SounDrama», ансамбля «Omnibus» и рок-группы «All tomorrow parties». Острый спектакль в стиле движения «новая драма» жёстко и откровенно представлял на суд зрителей реалии современности и непростые судьбы обычных людей, которых действительность сталкивает с жизнью и смертью, но не в силах лишить надежды и чувства достоинства. Спектакль философический, не лишенный поэтики, но резкий по форме, стилистике, языку и требующий от зрителей глубокого и эмоционального прочтения. Меня постановка потрясла, смотрела её дважды и считаю большой удачей последних лет в ильхомовском репертуаре. Спектакль получил признание не только в Ташкенте, но и на международных фестивалях стран СНГ.

После премьерного показа саундрамы подошла к Шухрату Салиховичу с просьбой поделиться впечатлениями. И вот что сказал старейшина узбекского киноискусства, имеющий богатейший творческий опыт режиссёра, сценариста, актёра :

– Всегда с большим интересом прихожу в этот театр, потому что он имеет свои принципы – художественные, гедонистические, гносеологические. Зритель может не разделять каких-то вещей, которые могут идти вразрез с общепринятыми установками, но этот театр имеет свое лицо – и это самое главное.
В постановке «Дождь за стеной», как и во многих других, «Ильхом» позволяет себе гротеск, чтобы высказать всю правду – до ее основания, как говорится. Тут и истерика, и крик, и нервность, но законы театра “новой драмы” таковы, и они не могут быть другими. Какие-то нарушения приличий позволительны только для этого театра, и это надо воспринимать как естественный и органичный художественный прием.
В спектакле показана жизнь низов, деклассированных элементов и продажного, коррумпированного аппарата. Беспринципного, способного к самопродаже за две копейки, не имеющего чести и достоинства – все это еще встречается в жизни, но ведь должно изживаться и изживается, потому подвергнуто беспощадной критике.
Постановка такая сильная, что содрогаешься от ужаса и думаешь – а ведь это действительно так, не только героев постановки, но многих опустили на самое дно жизни.
Конечно, нецензурные слова коробят слух, мы живем в цивилизованном обществе, а нас на несколько минут погружают в иные условия и дают почувствовать ту жизнь, которая происходит за стенами нашего дома. Кто о них должен думать, заботиться – о поколении, которое вступило в жизнь в условиях нового века, и о тех, кто живет без смысла, без цели, кто потерян? Но вместе с тем вы чувствуете, что есть художники, у которых болит сердце о таких людях. Это тот оптимизм, который делает спектакль не таким опустошающим и удручающим, каким он может показаться, это дает возможность надеяться и жить.

Мгновенная оценка, точная в понимании сущности современного театрального развития, самого театра и спектакля, – о многом говорящий штрих к портрету режиссёра, который был и остаётся одним из самых уважаемых и опытных мастеров искусства не только в нашей стране, но и далеко за её пределами. И стоит почаще прислушиваться к мнению таких корифеев, вспоминая о них не только в дни юбилеев.

Тамара САНАЕВА


(Русский) Считая до семи

Sorry, this entry is only available in Русский.


«Ильхом» уехал?

Sorry, this entry is only available in Русский.


(Русский) СУМАСШЕДШИЙ ДОМ

Sorry, this entry is only available in Русский.


(Русский) Пушкин, встаньте!

Sorry, this entry is only available in Русский.


(Русский) ПРИКЛЮЧЕНИЕ’С

Анастасия-Сергеева-1024x680Христина-белоусова2-1024x680Ян-Добрынин_СЖАТЬабораторный мультимедийный проект в юбилейном сезоне Театра Марка Вайля «Ильхом» .

В попытках разобраться, что же это такое и «с чем его едят», мы обратились к режиссеру Максиму Фадееву и актерам, занятым в этом проекте.

— Почему был выбран именно этот материал – гоголевские «Записки сумасшедшего»?

— Существует такой феномен, с которым согласны и психологи и психотерапевты –когда актер находится на сцене, он пребывает в состоянии измененного сознания. А что есть сумасшествие? Это состояние измененного сознания, в котором человек пребывает постоянно.
Вот мне захотелось проверить, провести некий эксперимент – что получится, если доводить это состояние до крайности, посмотреть, насколько мы все-таки сумасшедшие, при этом, конечно, не «травмируя» актеров. Просто попробовать слегка погрузиться в эту атмосферу и изменить пространство сознания.

С этим материалом я начал работать очень давно, еще в то время, когда работал режиссером в театре кукол. Сначала планировал, что это будет моноспектакль с актрисой Наргис Абдуллаевой.


(Русский) «Алиса в стране ILL home» – от Рождества до Рождества

1451848876_1012727_1046542795390306_5780965952649319974_n1451848844_10398722_1046543012056951_6507713700460196562_n

Я видела, как творятся чудеса. И знаю – где. Вечерами, в «Ильхоме». Во всяком случае – чудеса “Рождественские…”

Когда в Ташкенте в канун декабрьского Рождества последние зрители, покинув зал, спешили по домам, в театр Марка Вайля «Ильхом» стекались музыканты, слушатели театральной школы-студии и не занятые в репертуарном спектакле артисты…Я видела, как творятся чудеса. И знаю – где. Вечерами, в «Ильхоме». Во всяком случае – чудеса “Рождественские…”

Когда в Ташкенте в канун декабрьского Рождества последние зрители, покинув зал, спешили по домам, в театр Марка Вайля «Ильхом» стекались музыканты, слушатели театральной школы-студии и не занятые в репертуарном спектакле артисты… И в засыпающем городе, в подвальном театральном помещении в течение недели разворачивались сцены, достойные пера Гоголя и кисти… Нет, не будем воздавать хвалу европейским живописцам, писавшим на библейские темы. В «Ильхоме» есть отечественные – главный художник Василий Юрьев со своей командой вольных помощников. И первое, что видит публика, входя в сценическое пространство небольшого ильхомовского зала, – это дело его фантазии и рук, переносящее нас в иную реальность.

Но не с этого надобно начать рассказ об ильхомовских рождественских чудесах. В начале было Слово Марка Вайля, повелевшего быть в театре «Рождественским вечерам». И они подготавливались по образу и подобию сотворения мира – по вдохновению Творца и его учеников
Первый «Рождественский вечер» в «Ильхоме» провели четверть века назад, и с легкой руки Мастера такие вечера стали одной из красивых новогодних традиций. Они пользовались бешеной популярностью, на них трудно было заполучить приглашение, и счастливчики долго потом делились впечатлениями о безудержном веселье и артистизме лучших исполнителей – участников этих вечеров. В них, кроме артистов театра, выступали и популярные в конце 90-х певица Лариса Москалёва, дуэт “Мажор” (Маша Якубович и Жора Криворог), другие солисты. С уходом из этого мира Марка Вайля традиция прервалась. Но в 40-й, юбилейный сезон, было решено её возобновить.


(Русский) “Семь лун”

Sorry, this entry is only available in Русский.


(Русский) Семь лун

Sorry, this entry is only available in Русский.


(Русский) Семь лун

Sorry, this entry is only available in Русский.


(Русский) Бедный Гамлет

Sorry, this entry is only available in Русский.


(Русский) Вновь «Ильхом»

Sorry, this entry is only available in Русский.


(Русский) Вновь «ИЛЬХОМ»

Sorry, this entry is only available in Русский.


(Русский) Замыкая круг

Sorry, this entry is only available in Русский.


(Русский) «Ильхом»

Sorry, this entry is only available in Русский.


(Русский) Посмертная маска

Sorry, this entry is only available in Русский.


(Русский) Мальчика убили

Sorry, this entry is only available in Русский.