Год

(Русский) Премьера в «Ильхоме»: «Перо на песке»

Актер театра Максим Фадеев давний участник театрального процесса, а режиссер — относительно молодой. За ним числится уже несколько постановок на различных сценических площадках, у Марка Вайля он учился, а полтора года назад срежессировал в «Ильхоме» довольно противоречивый спектакль по роману Франца Кафки «Замок». Из наложения опытов и возникает нынешнее его художественное качество — новая работа вышла обнадеживающе существенной.

Фадеев взял пьесу «Академия смеха» японского автора-на-все-руки Коки Митани – он также пишет «мыльные оперы» и либретто для мюзиклов, назвал «Перо на песке», и сделал из нее почти двухчасовую искусную театральную дуэль двух востребованных актеров «Ильхома» — Алексея Писцова и Владимира Юдина.

Песка в постановке действительно хватает – им усеяна почти вся сцена во время действия, местами актеры его старательно перебирают, словно в поисках творческого драйва. Впрочем, ответ на вопрос, почему именно это сыпучий материал лег в основу сценографии спектакля, оставим высоколобым критикам. Возможно, таким образом, режиссер отсылает наиболее продвинутую публику к творчеству японского классика Кобо Абэ. Куда более понятными выглядят подвешенные оригами-кораблики и традиционные японские бумажные занавески, служащие своеобразным «переключателем» действия спектакля.

Сюжет действия внешне прост –драматург (Юдин) приносит цензору (Писцову) свою комедию по мотивам трагедии “Ромео и Джульетта”, чтобы получить разрешение на постановку. Цензор театром отродясь не интересовался, новую должность получил по номенклатурному распределению, улыбка на его лице не появлялась, возможно, с детских лет. Рецензент от власти просит убрать из текста смешные, «непатриотические» места, драматург-конформист пытается все переделать, но текст живет по своим законам, и пьеса с каждым разом становится все смешнее.

Намек на вечные проблемы творца и власти читается без труда. Качели между шекспировским каноном и социальной ангажированностью поднимаются режиссером на современную волну, когда со сцены звучат темы модных ныне в Ташкенте петиций, или крошечных зарплат деятелей искусства. Но ходить сейчас в театр только за актуализацией момента и ставить ради этого пьесы – дело сомнительное. К счастью, Фадеев не передергивает с социальным пафосом и решает эту проблематику в творческом ключе. Писцов, изображающий цензора непробиваемым чинушей и Юдин, играющий в рефлексию на контрасте — при всей серьезности момента, уморительно смешны.

Дуэт двух актеров превращается в яркий образец театрального хулиганства: заметить нестыковки, где комедия переходит в трагедию, а трагедия — в актерскую пикировку можно лишь только с высокой степенью въедливости. Не часто процесс работы над спектаклем становится основным сюжетом самой постановки. Творческие тандем актеров под приглядом режиссера спустя получаса действия создает один из самых смешных спектаклей, что можно сегодня посмотреть в Ташкенте.

Уже в финале герои вновь разойдутся по своим убеждениям. Драматурга потянет раскрыть истинный замысел своего конформизма, а цензор вернется в свой кабинет-ванную. Комиковать и хохмить вроде бы нет смысла. Комедия про японских Ромео и Джульетту, которые ставят друг другу клизмы с ядом, будет переписываться бесконечно. Драматурга забирают на войну, и только эта причина может прекратить бесконечные переделки. Но такова театральная жизнь, и она может оказаться длиннее человеческой. И для постановки это все-таки счастливый финал.

Автор: Дмитрий Поваров, 11 июня 2018


(Русский) Голос Цветаевой

Sorry, this entry is only available in Русский.


Playing Improv

There are a few days a year when a Tashkent theatre-goer postpones his or her plans and heads to the Ilkhom theatre of Mark Weil to attend script readings. Scenic improvisations have become a well-liked tradition – they are rehearsed for a week, performed with scripts in actors’ hands, and never repeated. (more…)


(Русский) Замок К.

Sorry, this entry is only available in Русский.


(Русский) Мистицизм звука

Sorry, this entry is only available in Русский.


(Русский) ТЕАТР + МУЗЫКА на площадке “Ильхома”

13087525_10154111888990528_320607167711211214_nВ нынешнем, юбилейном театральном сезоне Ансамбль Omnibus и Театр Марка Вайля “Ильхом” предложили вниманию зрителей совместный мультимедийный проект Лаборатория “Театр+Музыка”.
Как говорит художественный руководитель театра «Ильхом», известный узбекистанский актёр театра и кино Борис Гафуров, Лаборатория «Театр+Музыка» открылась в театре с нового, 2016 года. Она создана для совместного творческого поиска, обмена идеями и взаимодействия актеров, музыкантов, художников и драматургов. Итогом первых месяцев активных тренингов и репетиций лаборатория делится со зрителями уже во второй раз: 25 марта участники Лаборатории представили на сцене “Ильхома” перформанс “Counting to Seven”, а 23 апреля – “Мистицизм звука”.

ТЕАТР + МУЗЫКА на площадке “Ильхома”
Что можно сказать о первом показе? “Counting to Seven” посвящен музыке Тома Джонсона и творческим поискам в области ритма. Выдающийся композитор, представитель минимализма в современной музыке и музыкальный теоретик, в октябре 2011 года он участвовал в VII международном проекте Omnibus Laboratorium в Ташкенте, выступив с лекциями перед молодыми композиторами региона. Тогда же в Ташкенте прозвучали две оперы композитора в исполнении Ансамбля Omnibus.

Спустя чуть более месяца, 23 апреля, Лаборатория “Театр+Музыка” показала в “Ильхоме” второй проект: “Мистицизм звука”, который его авторы, музыканты и артисты посвятили открытиям в области пластической выразительности на материале ритуалов и обычаев народов мира.
Перед началом программы художественный руководитель Ансамбля Omnibus Артём Ким обратился к залу:

– Из серии перфомансов, которые мы будем делать, показывая работу лаборатории ансамбля “Омнибус” и театра “Ильхом”, сегодняшний (второй) называется “Мистицизм звука” – он посвящён пластике, соединению музыки и движений. Вы услышите много интересной музыки. Хочу отметить работу педагога по пластике, хореографа сегодняшнего вечера Марии Тихомоловой – она тоже на сцене.

По ходу вечера буду рассказывать об исполняемых произведениях, но, надеюсь, больше скажет сама музыка – часто очень тихая, медитативная.
“Мистицизм звука” – это название книги суфия и философа Хазрата Иноятата- хана. Он одним из первых открыл Западу идеи суфизма – мистического философского учения – и его фундаментальный труд так и назывался. Мы решили расшифровать его по-своему и, надеемся, зрители попробуют проникнуть в мистицизм звука вместе с нами.

ТЕАТР + МУЗЫКА на площадке “Ильхома”
Это был необычный концертный вечер или театр музыки. Репетиции к нему были не менее интересны, сохранились десятки фотографий, сделанных известным фотомастером Александром Раевским – они опубликованы на странице “Ильхома” в фейсбуке.

Музыка раскрывалась не только в звучании, но и языком пластики – не в традициях балета как такового, а психологического пластического театра. Чем-то программа напомнила творчество группы DEREVO, возглавляемой Антоном Адасинским. Его коллектив, возникший еще в 1988 году, более популярен в европейских странах, нежели в России или, тем паче, странах СНГ. Мне показалось, язык и техника постановок перекликаются, хотя Антон Адасинский смелее в сценических формах, а артисты его группы профессионально изощреннее в пластике.
Бесспорное достоинство проектов Лаборатории “Театр+Музыка” – живой звук, живое музыкальное исполнение, раскрытие через звук смыслов человеческого тела, в которое заключён дух.

ТЕАТР + МУЗЫКА на площадке “Ильхома”
Артистка театра “Ильхом” Анастасия Прядкина в проекте “Мистицизм звука”

– Лаборатория Театр+Музыка, – поделилась своими впечатлениями о проекте А.Прядкина, – это уникальная возможность самовыражения для всех ее участников, в ней нет жестких рамок и ограничений. Артем Ким принес на тренинги в лабораторию репродукции произведений японского художника Кацусики Хокусая. И когда шла подготовка перформанса “Мистицизм звука” , предложил нам вспомнить их, подобрать примерную музыку и оживить картинки. Манга – одна из главнейших работ Кацусики Хокусая – содержит множество интересных зарисовок и поз, открывающих большой простор для фантазии. Так возникла идея этюда “самурай с палкой”. Персонаж словно сражается с этакими ветряными мельницами. У меня возникла мысль, что с возрастом угасает романтизм, и мы занимаемся более локальными вещами, уже не стремимся перевернуть весь мир, а начинаем думать о борьбе за свой маленький мирок. Алибек Кабдурахманов, прослушав мой референс и посмотрев этюд, сочинил уникальную композицию – она органично вошла в проект. И еще один этюд подготовлен на импровизацию А. Кабдурахманова – танец с покрывалом, который исполнила Анастасия Макарова – студентка 9 студии “Ильхома”.

Концерт убедил: сотворение музыки на глазах публики – музыки, перетекающей в движение, и живые вибрации звуков, отражающиеся в пластике, приковывают слух, взгляд, захватывают зрителей эмоциями.

Программу “Мистицизм звука” открыла композиция Lux Aeterna, что в переводе с латыни означает «Вечный свет». Свет, изливающийся в тексте на древнем языке звучал заклинанием:
Покой вечный даруй им, Господи,
И свет неугасимый да воссияет им.

Lux Aeterna – часть заупокойной мессы. Дань этой теме отдали в своих сочинениях и классики. Омнибус – ансамбль современной музыки, потому неудивительно, что Артём Ким выбрал для исполнения произведение Джорджа Крама – американского композитора, известного своими находками в «техническом расширении» возможностей музыки. К примеру, он использует графическое оформление партитур, является приверженцем инструментального театра, то есть предпочитает сценические формы представления, в которых процесс создания и извлечения музыки превращается в своеобразное зрелище. Известен и вокальными сочинениями.

Музыканты “Омнибуса” окольцевали программу вечера двумя произведениями Джорджа Крама. Американский композитор, лауреат Пулитцеровской премии в области музыки (1968) и премии Грэмми (2001) продолжает создавать новые произведения, обогащающие музыкальную жизнь. Они часто исполняются в современном музыкальном мире, а творчеству композитора посвящаются специальные международные фестивали.
Вот и ташкентцы ближе познакомились с музыкой этого автора. Вокальную партию в Lux Aeterna исполнила солистка оперы Надежда Банделет. Она же выступила в завершившей вечер композиции Джоржа Крама “Ночь четырёх лун” на стихи Гарсиа Лорки.

О музыке Крама говорят как о мифологической. Сам он пишет: «У музыки – по крайней мере, у некоторых ее образцов – есть тенденция к мифологичности. Некоторые мои произведения мифологичны по своему выражению. О моей музыке иногда говорят, что она выражает такое чувство древности». Сами названия его произведений наводят на мысль о мифах и космичности сочинений: «Древние голоса детей», «Черные ангелы», «Голос кита», «Макрокосмос». По суждению музыкального критика Евгения Нармора, “…мир для Крама – это мир воображения и мечты, … мир, обитаемый призраками, друидами, гномами, фантастическими фигурами… с их таинственными голосами, чья угрожающая и волшебная лирика, кажется, подразумевает какие-то глубокие и неоднозначные истины».

Кроме музыки всемирно признанного композитора прозвучали и сочинения молодых узбекских авторов. Покорили композиции Джахонгира Шукурова: пьеса для виолончели соло «Aks Sado» и композиции «Marsiya» для голоса и камерного ансамбля. Необычную и очень красивую вокальную партию в этом сочинении-колыбельной на таджикском языке, исполнила народная артистка Ольга Володина.

ТЕАТР + МУЗЫКА на площадке “Ильхома”
Не менее впечатлила также авторская композиция Алибека Кабдурахманова – на редкость талантливый музыкант-перкуссионист, дирижёр, композитор, он не устаёт радовать всё новыми гранями своих дарований.
Пластическое воплощение музыкальных произведений показало высокий класс хореографической подготовки артистов «Ильхома». И не просто танцевальную технику – артисты буквально проживали музыку в пластике. Энергетическое воздействие такого танца, его поистине мистическая природа не могли не впечатлить публику.

Проекты Лаборатории “Театр+Музыка” не коммерческие, они выходят за пределы привычных представлений о музыке и пластике, но вызывают живой интерес и одобрение публики. Хотелось бы повторения уже состоявшихся показов и воплощения новых проектов музыкально-пластических программ.

Тамара САНАЕВА
На первом фото: Артём Ким
Фото А.Раевского из сети интернет1461510356_13055431_10154104517715528_4753735687743561360_n

1461510366_13062403_10154104515425528_6223387517982159731_n1461510366_13062403_10154104515425528_6223387517982159731_n


(Русский) Считая до семи

Sorry, this entry is only available in Русский.


«Ильхом» уехал?

Sorry, this entry is only available in Русский.


(Русский) СУМАСШЕДШИЙ ДОМ

Sorry, this entry is only available in Русский.


(Русский) Пушкин, встаньте!

Sorry, this entry is only available in Русский.


(Русский) ПРИКЛЮЧЕНИЕ’С

Анастасия-Сергеева-1024x680Христина-белоусова2-1024x680Ян-Добрынин_СЖАТЬабораторный мультимедийный проект в юбилейном сезоне Театра Марка Вайля «Ильхом» .

В попытках разобраться, что же это такое и «с чем его едят», мы обратились к режиссеру Максиму Фадееву и актерам, занятым в этом проекте.

— Почему был выбран именно этот материал – гоголевские «Записки сумасшедшего»?

— Существует такой феномен, с которым согласны и психологи и психотерапевты –когда актер находится на сцене, он пребывает в состоянии измененного сознания. А что есть сумасшествие? Это состояние измененного сознания, в котором человек пребывает постоянно.
Вот мне захотелось проверить, провести некий эксперимент – что получится, если доводить это состояние до крайности, посмотреть, насколько мы все-таки сумасшедшие, при этом, конечно, не «травмируя» актеров. Просто попробовать слегка погрузиться в эту атмосферу и изменить пространство сознания.

С этим материалом я начал работать очень давно, еще в то время, когда работал режиссером в театре кукол. Сначала планировал, что это будет моноспектакль с актрисой Наргис Абдуллаевой.


(Русский) «Алиса в стране ILL home» – от Рождества до Рождества

1451848876_1012727_1046542795390306_5780965952649319974_n1451848844_10398722_1046543012056951_6507713700460196562_n

Я видела, как творятся чудеса. И знаю – где. Вечерами, в «Ильхоме». Во всяком случае – чудеса “Рождественские…”

Когда в Ташкенте в канун декабрьского Рождества последние зрители, покинув зал, спешили по домам, в театр Марка Вайля «Ильхом» стекались музыканты, слушатели театральной школы-студии и не занятые в репертуарном спектакле артисты…Я видела, как творятся чудеса. И знаю – где. Вечерами, в «Ильхоме». Во всяком случае – чудеса “Рождественские…”

Когда в Ташкенте в канун декабрьского Рождества последние зрители, покинув зал, спешили по домам, в театр Марка Вайля «Ильхом» стекались музыканты, слушатели театральной школы-студии и не занятые в репертуарном спектакле артисты… И в засыпающем городе, в подвальном театральном помещении в течение недели разворачивались сцены, достойные пера Гоголя и кисти… Нет, не будем воздавать хвалу европейским живописцам, писавшим на библейские темы. В «Ильхоме» есть отечественные – главный художник Василий Юрьев со своей командой вольных помощников. И первое, что видит публика, входя в сценическое пространство небольшого ильхомовского зала, – это дело его фантазии и рук, переносящее нас в иную реальность.

Но не с этого надобно начать рассказ об ильхомовских рождественских чудесах. В начале было Слово Марка Вайля, повелевшего быть в театре «Рождественским вечерам». И они подготавливались по образу и подобию сотворения мира – по вдохновению Творца и его учеников
Первый «Рождественский вечер» в «Ильхоме» провели четверть века назад, и с легкой руки Мастера такие вечера стали одной из красивых новогодних традиций. Они пользовались бешеной популярностью, на них трудно было заполучить приглашение, и счастливчики долго потом делились впечатлениями о безудержном веселье и артистизме лучших исполнителей – участников этих вечеров. В них, кроме артистов театра, выступали и популярные в конце 90-х певица Лариса Москалёва, дуэт “Мажор” (Маша Якубович и Жора Криворог), другие солисты. С уходом из этого мира Марка Вайля традиция прервалась. Но в 40-й, юбилейный сезон, было решено её возобновить.


(Русский) “Семь лун”

Sorry, this entry is only available in Русский.


(Русский) Семь лун

Sorry, this entry is only available in Русский.


(Русский) Семь лун

Sorry, this entry is only available in Русский.