1460150737_12966303_1108829085828343_1455420350_n

Штрихи к портрету Шухрата Аббасова

В январе 2016 года выдающемуся узбекистанскому кинорежиссеру, аксакалу отечественного кинематографа Шухрату Салиховичу Аббасову исполнилось 85 лет. На сайте газеты «Новости Узбекистана» коллеги и друзья, поздравляя юбиляра, поделились рассказами о его жизни и творчестве, своими воспоминаниями о встречах с режиссером, сценаристом, актером – бесспорно, выдающимся и многогранно талантливым человеком, который внес огромный вклад в развитие узбекского кино.

Миновала юбилейная дата, режиссер продолжает работать и по-прежнему делится своими знаниями и опытом с новым поколением будущих кинематографистов. Жизнь, в которой все непрерывно течет и меняется, продолжает свой бег; люди, события и дни мелькают, словно в кадрах киноленты, принося всё новые и новые перемены в настоящее. а прошлое уходит в память, в воспоминания. И как-то подумалось, что в этой цепи моих личных сознательных воспоминаний всегда были звенья, связанные с именем режиссера Шухрата Аббасова.

Начальным звеном стал первый из созданных им художественных фильмов «Махалляда дув-дув гап» — «Об этом говорит вся махалля». Сколько раз я видела его на экранах кинотеатров или телевизора? И не счесть, но всегда с неизменным удовольствием. А потом незабываемая кинолента «Ты не сирота». Кто не плакал вместе с её героями-детьми? Кто не страдал болью узбекской матери, прижимавшей к себе головёнку чужого, но такого родного для неё ребенка? Кто не следил с замиранием сердца за жизнью, заботами и радостями простой ташкентской семьи, взявшей в трудные годы войны в свой дом 14 приёмных детей?

Потом были картины «Ташкент — город хлебный», «Абу Райхан Беруни», «Маленький человек на большой войне», телесериал-эпопея «Огненные дороги»… И каждая кинематографическая работа становилась событием не только в жизни режиссёра, но и нашей, зрительской. На пороге своего 85-летия Ш.С. Аббасов завершил очередной фильм с так идущим ко всей его собственной жизни названием: «Дилор, Дилор, дил ва ор» — «Дилор, Дилор, душа и честь».
Режиссер всегда умел видеть жизнь во всем ее объёме, отражал её в своих лентах, учил и продолжает учить этому искусству молодых. И не оставался в стороне от культурной жизни. Его до сих пор можно видеть среди зрителей на самых значимых премьерах. Он ходит на них отнюдь не в качестве свадебного генерала, не грешит пустыми похвалами в ответ на вопросы, всегда прочувствованно и взвешенно говорит о том или ином фильме или спектакле и ответственно делится своими оценками, если к нему обратиться с вопросом.

Как-то встретила прославленного режиссёра на премьере спектакля- саундрамы «Дождь за стеной» по пьесе Юрия Клавдиева — совместнаой постановки театра Марка Вайля «Ильхом», московской студии «SounDrama», ансамбля «Omnibus» и рок-группы «All tomorrow parties». Острый спектакль в стиле движения «новая драма» жёстко и откровенно представлял на суд зрителей реалии современности и непростые судьбы обычных людей, которых действительность сталкивает с жизнью и смертью, но не в силах лишить надежды и чувства достоинства. Спектакль философический, не лишенный поэтики, но резкий по форме, стилистике, языку и требующий от зрителей глубокого и эмоционального прочтения. Меня постановка потрясла, смотрела её дважды и считаю большой удачей последних лет в ильхомовском репертуаре. Спектакль получил признание не только в Ташкенте, но и на международных фестивалях стран СНГ.

После премьерного показа саундрамы подошла к Шухрату Салиховичу с просьбой поделиться впечатлениями. И вот что сказал старейшина узбекского киноискусства, имеющий богатейший творческий опыт режиссёра, сценариста, актёра :

- Всегда с большим интересом прихожу в этот театр, потому что он имеет свои принципы — художественные, гедонистические, гносеологические. Зритель может не разделять каких-то вещей, которые могут идти вразрез с общепринятыми установками, но этот театр имеет свое лицо – и это самое главное.
В постановке «Дождь за стеной», как и во многих других, «Ильхом» позволяет себе гротеск, чтобы высказать всю правду – до ее основания, как говорится. Тут и истерика, и крик, и нервность, но законы театра «новой драмы» таковы, и они не могут быть другими. Какие-то нарушения приличий позволительны только для этого театра, и это надо воспринимать как естественный и органичный художественный прием.
В спектакле показана жизнь низов, деклассированных элементов и продажного, коррумпированного аппарата. Беспринципного, способного к самопродаже за две копейки, не имеющего чести и достоинства – все это еще встречается в жизни, но ведь должно изживаться и изживается, потому подвергнуто беспощадной критике.
Постановка такая сильная, что содрогаешься от ужаса и думаешь – а ведь это действительно так, не только героев постановки, но многих опустили на самое дно жизни.
Конечно, нецензурные слова коробят слух, мы живем в цивилизованном обществе, а нас на несколько минут погружают в иные условия и дают почувствовать ту жизнь, которая происходит за стенами нашего дома. Кто о них должен думать, заботиться — о поколении, которое вступило в жизнь в условиях нового века, и о тех, кто живет без смысла, без цели, кто потерян? Но вместе с тем вы чувствуете, что есть художники, у которых болит сердце о таких людях. Это тот оптимизм, который делает спектакль не таким опустошающим и удручающим, каким он может показаться, это дает возможность надеяться и жить.

Мгновенная оценка, точная в понимании сущности современного театрального развития, самого театра и спектакля, — о многом говорящий штрих к портрету режиссёра, который был и остаётся одним из самых уважаемых и опытных мастеров искусства не только в нашей стране, но и далеко за её пределами. И стоит почаще прислушиваться к мнению таких корифеев, вспоминая о них не только в дни юбилеев.

Тамара САНАЕВА