«Танец Дели» – танец сердца

«Танец Дели» – танец сердца. Танец людей и животных, танец жизни и смерти, заключенных в объятия Бога.

Иван Вырыпаев
Танец «Дели»

СЕМЬ ОДНОАКТНЫХ ПЬЕС

В театре «Ильхом» премьера. Поставить Вырыпаева – задача не из простых. Это тот случай, когда пьеса (2009 г.) читается, как самостоятельное литературное произведение. Когда снятый по пьесе фильм (2012 г.) сам по себе – шедевр (и это не громкие слова). Казалось бы, что еще рассказывать? Оказывается, можно!

Музыкально-пластический спектакль, где переплетены: танец, театральное искусство, музыка, слово.

Хореограф-постановщик – Екатерина Кислова, российский педагог современного танца, хореограф и танцовщица.
Музыкальный руководитель проекта – Артем Ким.

«Я ведь часто хожу смотреть, как исполняют танец. И я, знаешь, не могу удержаться, чтобы не понаблюдать за публикой, кто как смотрит. И у меня есть свое мнение на этот счет. Я убеждена, что танец нужно не смотреть, а слушать. Правда, слушать не ушами, а слушать всем своим существом. Нужно, как бы это сказать, нужно стать с танцовщиком одним существом, нужно дать его танцу проникнуть в тебя, нужно ему отдаться, нужно, чтобы танец завладел тобой. И тогда ты и танцовщик, вы вдруг становитесь одним целым, да и все, кто смотрит на танец, мы все становимся одним целым, мы становимся одним танцем», – говорит балетный критик в пьесе «Танец дели».

Удалось ли это создателям спектакля? Да!

Легко раствориться в музыке, еще легче раствориться в танце. Но каково это – раствориться в молчании? Замолкает вся сцена, до единого человека – замолкает зал. Сколько это длится? Минуту, две, десять. Не важно. Важно то, что получается общая медитация. Некая випассана. Слушайте тишину, не говорите, слушайте стук своего сердца. Стук сердца – это и есть главная музыка и главный танец. И как вам в молчании? Вы тоже устали говорить. Мы тоже. Столько лишних слов. Все постоянно что-то говорят.

Зачем эти коллективные молчания в театре? Для чего? – удивитесь вы. Для того, чтобы услышать себя. В другое время – слишком шумно.

Предполагается, что, как только появился человек разумный, тогда и появился танец.
А как еще было выразить то, что болит внутри, радует. Как высказать то, на что не хватает слов? Танец.

Танец получил основное развитие в Древней Греции. С помощью него рассказывали мифы. Не знаю, была ли таковой задумка режиссера-хореографа. Но все эти детали: одежда актеров в одной цветовой палитре (от бежевого до светло-коричневого), прямоугольные белые конструкции (античные колонны), фигуры в танце, элементы, то, как актеры склоняли головы, тянули друг к другу руки, поворачивались – все это пропитано древнегреческим танцем. Где изящество и грация были на первом месте. И уже через какое-то время ты видишь застывшие одухотворенные статуи. Заставшие и вновь начавшие танцевать.

Если вы не смотрели фильм «Танец Дели» – не смотрите. Если вы не читали пьесу – не читайте. Для начала посмотрите спектакль.

Объясню почему: как упоминалось выше, в самой пьесе семь одноактных пьес, в фильме – семь небольших по протяженности фильмов. Семь разных историй. Действующие лица: Катя – главная героиня (танцовщица), подруга Кати (балетный критик), Андрей (возлюбленный Кати), мама Кати (умирающая женщина), медсестра. В каждой из семи историй меняется сюжет, меняются действующие лица, меняется основная линия разговора.

Это выглядит примерно так. У тебя на руках семь карт. И всякий раз, при раскладе, они выпадают по-разному. Как выпадут – так и выстроится сюжет. Но все истории объединяют схожие темы. Взаимная и невзаимная любовь. Смерть близких. Ответственность и вина за смерть близких. Смерть (как таковая). Что значит жить. Что значит танцевать свой танец. Что такое танец Дели. Для кого он. Он о красоте или о безобразии. Он о высоком или о самом низменном в человеке. Он о боли или о счастье. Есть ли настоящая мечта у простых людей, таких, как рядовой менеджер или медсестра, работающая в городской больнице.

Что делают режиссеры и постановщики спектакля в «Ильхом»? Они не делят истории на отрезки. Все истории – один отрезок. Один отрезок чувств, впечатлений, образов, эмоций, движений. И существует ли в таком отрезке зритель и главный герой, второстепенные герои и музыканты, танцоры и певцы? Нет. Их не существует. Они становятся танцем. Они танцуют его с первого такта. С первого стука сердца. Все танцуют один танец.

«Знаешь, когда я смотрю, как ты танцуешь, я всегда стараюсь слиться с каждым твоим движением, я как бы стараюсь стать с тобой одним целым, что ли. И это так захватывает, так увлекает. И только так и нужно смотреть на танец. По-моему, все должны только так и смотреть на танец», – продолжает свою мысль балетный критик.

И поэтому в спектакле уже не одна медсестра, а двое: разных полов. Не один уставший, не верящий в себя, не признающий ответственности Андрей (Борис Гафуров), а два. Есть и его альтер-эго – молодой танцор, выражающий слова пластикой тела (Тимур Бегматов/Гималь Гафиятуллин). Главная героиня, Катя (Клара Нафикова), практически не говорит – в основном танцует. За кадром за нее говорит другая актриса (Клавдия Безматерных). Перемешиваются диалоги. За мужчину говорит женщина, за женщину – мужчина. Получается, что режиссеры хотят создать свою историю. Их монологи многозадачны. Они становятся гипертекстом – одним непрерывным текстом.

С самого начала музыканты (Санжар Нафиков, Арлайим Гувайды, Ян Добрынин, Стас Торопчин), сидящие где-то на небе (балконе) отстукивают ритм сердца. Их звуки подхватывает стоящая внизу Лемара Аблятифова (скрипка). Не нужно ничего делать. Настройтесь на этот звук, а после – вы настроитесь на звук своего сердца.

Это так сложно – понять что-то умом. Это так просто – понять сердцем.

В каждом нашем прожитом дне больше непонятного, чем в одном постмодернистском спектакле. Его не нужно смотреть – нужно слышать, его не нужно понимать – нужно чувствовать.


Наталья Белоедова

Фото: Александр Раевский, Анатолий Ким

https://nuz.uz/kultura-i-iskusstvo/1222679-tanecz-deli-tanecz-serdcza.html