25809

Рецензия. Спектакль «Цветаева. Федра»

На крыльях, на красный, я летела в «Ильхом» на премьеру «Федры» по одноименной поэтической драме Марины Цветаевой. После выползала из театра словно из-под завала, и единственным желанием было послать к черту любовь, если встречу.
Значит ли это, что спектакль плох? Нет. Скорее, он труднопереносим физически и на уровне восприятия, что подтвердило скупость аплодисментов. Без литературной подготовки на него лучше не приходить, чтобы не обнаружить себя запертым на два часа в оцинкованной комнате с дюжиной иступленных людей, которые только и делают, что раздеваются и кричат. Добавьте к этому цветаевский стих, тяжеловесный, рваный, богатый старославянизмами – и пытки инквизиции покажутся случайному зрителю спа-процедурами в раю.

Кого не испугаешь неподъемной поэзией Марии Ивановны, так это основателя московской студии «Soundrama» и друга театра «Ильхом» Владимира Панкова. Режиссеру не впервой переводить неровный, мечущийся в восклицаниях и рефренах, как в агонии, текст на театральный язык. За музыкальное обрамление звучащих на сцене слов и слогов отвечал ансамбль «Omnibus» и, нужно отдать должное, справился со своей ролью великолепно.
Что касается сюжета, то он в процессе претерпел некоторые изменения. Античная трагедия о всепоглощающей любви мачехи к пасынку тесно переплелась с личной драмой поэтессы, выводя ее переживания и чувства на первый план. Действие происходит одновременно в пелопоннесском городе Трезен, где люди поклоняются богам и охотятся на дичь, и в военной Москве, где ружья направлены уже друг на друга, а Борис Пастернак пророчески шутит, перевязывая чемонданы отправляющейся в эвакуацию Цветаевой: «Веревка все выдержит, хоть вешайся». Безболезненно перемещаться во времени и сквозь дробный ритм повествования как раз-таки поможет знание хотя бы краткого содержания драмы и автобиографии поэтессы, писавшей с любовью и исключительно о ней (в противном случае – см. первый абзац).
Чувством она оправдывала все, терпела и прощала во имя его, с чем не согласятся современные тренеры-«мотивашки». Преступница и грешница в трагедиях древних авторов, Федра у Цветаевой – олицетворение «любовного бесстрашия», необратимого самозабвения, что свойственно больше материнской любви. Это подтверждает образ, который безупречно воплотила Заслуженная артистка Узбекистана Ольга Володина. Картина вторая «Дознание» с участием Кормилицы, талантливо сыгранной Заслуженной артисткой страны Мариной Турпищевой, на мой взгляд, является самой сильной и внятной частью спектакля.
Учитывая, что «Федра» — постановка многофигурная, не могу не отметить игру Анастасии Сергеевой, Юлии Плакиды, Алексея Писцова и великолепную Надежду Банделет.

Виктория Абдурахимова

http://myday.uz/teatr/cvetaeva-fedra-v-ilyhome-k-chertu-lyu