IMG_4356 copy

О людях и преградах

«Правда Востока» №25/2017 4 февраля 2017

Об этом повествует вторая премьера нынешнего сезона в столичном театре «Ильхом». А может, вовсе и не об этом?
Спектакль «Замок. К.» родился из желания осмыслить роман Франца Кафки «Замок». Задумка довольно смелая, ведь мало того, что мы имеем дело с книгой в жанре абсурда, так она еще осталась и неоконченной. Автор бросил ее писать посреди слова 95 лет назад с намерением никогда больше к роману не возвращаться.

Свет тот увидел лишь четыре года спустя, после ухода из жизни самого Кафки. Можно ли ставить такое произведение-загадку, у которого нет финала? Оказалось, — вполне. За минувший век за него брались многие известные мастера сцены и даже большого экрана, и каждый находил в тексте что-то близкое себе и своему времени.
Но не стоит сравнивать прошлые версии с нынешней. Постановка режиссера Максима Фадеева, поддержанная Институтом Гёте в Ташкенте, выглядит как попытка не найти ответы, а задать вопросы. Первый звучит, впрочем, еще в выбранном самим Кафкой названии — на какую гласную в слове «Замок» ставить ударение?
Главный герой — землемер К., которого каждый по-своему ярко играют одновременно два ведущих актера — Борис Гафуров и Владимир Юдин. Он приезжает в некую Деревню, потому что ему дали работу господа из стоящего рядом Замка. Выясняется однако, что землемер здесь не нужен и не имеет права остаться, но ему все равно дают поручения. И он их выполняет, пытаясь безуспешно уточнить свои статус и перспективы. Все его старания попасть в Замок или добиться оттуда чего-то конкретного терпят фиаско. И это только часть истории. При этом творящееся на сцене, как и в первоисточнике, слишком далеко от классического логически выстроенного театра.
К. и другие персонажи, с поразительной самоотдачей сыгранные Анастасией Шалдыкиной, Элиной Климовой, Яном Добрыниным и Джеммой Фаградян, ведут диалоги, совершают действия, но в каком-то особом, удачно пойманном кафкианском духе. Другая трактовка — перед публикой разворачиваются чьи-то сны, где законы логики неприменимы и возможно все. Время здесь никуда не спешит, а происходящее может и не происходить на самом деле. В одних сценах легко провести параллели с обычными ситуациями из жизни, когда стена недопонимания между людьми кажется непробиваемой. А в других остается только недоумевать, откуда же почерпнул столь странные образы и ситуации режиссер.
Сомнения укрепляют детали. Минима­листское оформление сцены, за которое отвечают сам постановщик и Аскар Урманов, очень подходящая темпу спектакля музыка от Сухроба Назимова, хореографические вставки Дамира Булатова. Все это сплавляется в стилистически цельное полотно. Но что оно изображает? Один заметит вечное преодоление преград на пути к недостижимому, второй — борьбу человека и огромной бюрократической махины, третий — духовные искания в надежде на спасение свыше. А четвертый — много шума из ничего. Что видит отдельно взятый зритель, что задумал Франц Кафка и как это подал Максим Фадеев — совсем разные реальности. И неизвестно, какая из них правильная. То ли абсурд столь абсурден, то ли в море смыслов так и не найден один главный — тот самый ключ к «Замку».

Рамиль Исламов.

http://www.pv.uz/culture/28024