LMaES5ovCD7hJhSBX3TpljDP8ThZRmN2

НУЖНО БОЛЬШЕ АБСУРДА: НОВЫЙ ПРОЕКТ В «ИЛЬХОМЕ»

О том, что такое «Приключение’C» и почему это не спектакль.
Театр «Ильхом» всегда был площадкой для экспериментов — то здесь проводятся выставки, то самобытные, ни на что не похожие спектакли, то фестивали и лаборатории, то отдельные, живущие своей жизнью проекты. Вот и в этот раз в стенах театра был презентован самобытный и довольно-таки необычный проект, под названием «Приключение’C».

О том, что это такое, почему это явление диковинка для ташкентского зрителя и о том, нужно или не нужно смотреть постановку, читаем далее.
О ПРОЕКТЕ
«Приключение’C». — пилотный проект «Исследовательской лаборатории иллюзии», команды из актеров и режиссеров, экспериментирующих с реальностью и восприятием. Абсурдно-психологический спектакль, без сюжета и сложно угадываемой идеи, лежащей на поверхности. Постановка по умолчанию не предназначена для широкого, массового зрителя, больше рождающая вопросы, чем отвечающая на них. Задумка проекта появилась несколько лет назад, но только два года назад идея стала принимать более-менее четкий образ и формироваться в спектакль.

W7MkFzoV3Myz2lYGjNlvbMWQqHWRhQ37
Закономерную часть любого повествования, обзора или рецензии в стиле «о чем это», можно смело пропустить. В проекте, где нет сюжетной линии, а значит стерты грани между введением, основной частью и заключением, невозможно ответить на вопрос — о чем он? Изначально, «Приключение’C». — это новая, адаптированная под формат «Иллюзий» версия «Записок Сумасшедшего» Гоголя, и зарисовок работ Кандинского. И в этот, казалось бы и без того сложный коктейль текста, в процессе работы добавились авторские монологи Яна Добрынина.

Большой первый прогон спектакля проходил в холле театра и это самостоятельная работа «Исследовательской лаборатории иллюзии» — нескольких творческих людей, которые собираются и пытаются экспериментировать и что-то сделать. Каждый задействованный человек работал абсолютно бесплатно. Так как у всех участников проекта есть своя работа, возможностей для репетиций было мало. Актеры тратили свое время, репетировали урывками в разных местах, каждый раз когда у актеров появлялось свободное время. И под конец работы, после генерального прогона в холле, «Ильхом» согласился с тем, что такое произведение тоже может быть в репертуаре театра.

cBQckrHhfs6DJHBP6wsBLOrNxAcIkZ04
ЧТО УВИДИТ ЗРИТЕЛЬ?
Заполняемость зала на этот спектакль меньше, чем на другие спектакли в стенах театра и сделано это умышленно. Данное действие предполагает полное погружение зрителя в действие. Это не просто попытка или намеренное избавление от четвертой стены. Это своеобразный диалог со смотрящими и желание заставить зрителя самостоятельно осознавать происходящее, не советуясь с соседом.

Проект делится на несколько блоков. Действующих персонажей только трое, основной герой — безымянный музыкант, который и соединяет собой повествование. Здесь много размышлений, внутренних переживаний и странной, неразгаданной психоделики, о которой можно подумать, если спектакль все же «заденет за живое».

О ПРОЕКТЕ СОЗДАТЕЛИ
Максим Фадеев, Режиссер «Приключение’C»

«Исследовательская Лаборатория Иллюзии» это название, которое периодически объединяет абсолютно независимые творческие единицы из разных областей искусства в сообщество для создания сценического действа. Состав лаборатории постоянно меняется, в зависимости от времени, места и проекта, который делается. В общем, это просто название.
Работа над гоголевскими «Записками сумасшедшего» началась для меня ещё в театре кукол, где я работал режиссёром. Это должен был быть моноспектакль актрисы Наргис Абдулаевой. Но к сожалению, по разным причинам, работа так и не была закончена.

Гоголь, единственный из русских классиков, любовь к которому во мне не смогли убить, в общеобразовательной школе. В повесть «Записки сумасшедшего» мне легко «входить внутрь», впрочем, у меня это происходит со всем циклом его петербургских повестей. По-другому это можно назвать — резонанс. Актеры на сцене, художники, писатели, композиторы непосредственно во время творческого акта находятся в измененном состоянии сознания, еще это называют вдохновением, а душевнобольные находятся в этом состоянии всегда.

Через несколько лет, уже в театре Марка Вайля «Ильхом», я решил вернуться к «запискам», так же, в формате моноспектакля, на этот раз, с актрисой Анастасией Сергеевой. Обратившись к одному из постоянных участников «И.Л.И», композитору Николаю Зуеву, мы начали новый этап работы над этим произведением. Надо сказать, единственное, что осталось в этом проекте от предыдущей попытки, это отрывки из фильма Александра Барковского «На уровне творчества» снятого в нашей ташкентской психушке в 1998 году. Этот фильм служит для меня неким камертоном, хотя камертоном чего, я объяснить не смогу или не захочу. Постепенно моно превратилось в дуэт, к нам присоединилась актриса Христина Белоусова. Но нам все равно чего-то не хватало, и в проекте появился, сначала молчаливый, играющий на гитаре Ян Добрынин. Затем и он заговорил, правда совсем не текстом Гоголя, Гоголя он немного поет, заговорил он словами художника Василия Кандинского. Потом появились два монолога, которые написал сам Ян, они превратились в две сцены в спектакле, которые он сам и играет.

Почему Кандинский? Просто, когда работая над спектаклем мы «сошли сума», само собой пришло понимание, что кроме как об искусстве, творчестве и игре, нам больше ни о чём разговаривать не хочется. Кандинский — человек, который написал первую в мире абстрактную картину. Он тот, чьи немногочисленные театральные эксперименты, до сих пор считаются авангардными. Меня очень волнует вопрос – почему всё то, что делали в театре ещё в самом начале XX века такие люди, как Кандинский, Малевич, Хармс до сих пор, на территории бывшего СССР, большинством считается запредельным, никому не понятным авангардом, а ведь уже прошло сто лет!

А тексты Яна появились потому, что мне захотелось, что бы в этом спектакле звучало, что-то очень личное, наше личное на уровне текста в том числе.
В итоге, мне кажется, что у нас получилось создать очень насыщенное пространство, в котором мы можем подумать об искусстве и игре или искусно поиграть в искусство. Мы специально назвали наше «приключение» не спектакль, а лабораторный мультимедийный проект, потому что слово спектакль у большинства зрителей ассоциируется с драматическим действом, а мы пытаемся существовать в так называемом постдраматическом измерении. А если честно, то это просто психоделический спектакль.

Анастасия Сергеева, Актриса театра «Ильхом», участница проекта

Этот проект – в первую очередь большой актерский опыт. Способ существования — не бытовой. Иногда, даже очень гротесковый. Актеру, который в первый раз пробует такой яркий способ существования – достаточно некомфортно и сложно оставаться органичным. Но пройдя такой долгий репетиционный путь, – становишься в какой-то степени бесстрашной. И это бесстрашие, как ни странно, распространяется и на другие работы в других спектаклях.

Христина Белоусова, актриса театра «Ильхом», участница проекта

У нас не было определенной даты, к которой мы стремились. Не было рамок, дедлайна, понимания что мы кому-то, что-то должны. Была свобода действий. Мы приходили и делали все по своему желанию, включаясь в работу. А если мы не хотели репетировать, то просто дурачились, но как раз из этого и рождались новые этюды и сценки. В этом и заключался элемент творчества – в возможности иметь на это время. Иногда, мы сознательно меняли слова на действия, и тогда пропадала необходимость в тексте.

Мы не ждем определенного ответа от зрителя, будь то симпатия или удивление, но это вовсе не значит, что нам все равно.

Просто истории бывают разными. Эта отпускает зрителя в «свободное плавание» и дает ему возможность воспринимать произведение самостоятельно, без чьей-либо помощи или пояснения. И найти ответ на свой вопрос может каждый, пользуясь увиденными визуальными образами. Это как ходить по музею, без сопровождения гида.

Конечно, наше стереотипное мышление давно приучило к тому, что нам обязательно должны рассказать, о чем здесь говориться, а по возможности и развлечь вдобавок…так проще. Но нам была и будет интересна реакция зрителя, именно реакция. А не то, понятно ли ему было, интересно и зацепило ли его что-то. У зрителя отличная возможность интерпретировать те образы, которые он видит на сцене. В итоге получая определенную, его собственную картину.
ЧТО ДУМАЮТ ЗРИТЕЛИ

Никита Макаренко
Гитарист

Я посмотрел спектакль «Приключение’C». Хотя, скорее — он посмотрел меня. На самом деле, в этом спектакле играют не актеры, а зрители для актеров. Потому что реакция на происходящее каждого человека, как мне кажется, и есть часть этого спектакля.

Это безумный спектакль. И у каждого свой болевой порог безумия. Уверен, что для большинства людей, этот спектакль чересчур безумный. На мой личный, извращенный, воспитанный группой «НОМ» взгляд — безумный недостаточно. Я ожидал, что будет совсем-совсем безумно, хотел окунуться в призрачный фонтан дадаизма. Но лишь слегка погрузился в него.

Элина Климова
Фотограф

«Приключение’C» — это проект экспериментальной лаборатории, в которой не нужно искать смысл или логику. Так ты тем более ничего не поймешь. А нужно отключить мозг и просто смотреть, пропуская все через самые спящие глубины своего «Я». Отпустить все мысли, только тогда открывается безграничность фантазии и иллюзий.

Создается впечатление, что тебя погрузили в состояние между сном и бодрствованием. Именно находясь на этой тонкой грани, лучше всего слышно себя.

Шахрух Муртазаев
Переводчик

То, что я посмотрел, определенно спектакль не для широкого зрителя. Слишком сложно для понимания, рождает слишком много вопросов никак не связанных с моим мироощущением, скорее с отношением к миру создателей проекта. Не потому что это плохо, а потому что это слишком не ясно. Я знаком с Гоголем, но это все же не он, скорее по мотивам.

Для меня это был сложный и непонятный эксперимент, на который я вряд ли приду еще раз, потому что меня не зацепило практически ничего. Я понимаю, что игра актеров блестяща, что музыкант и его монологи тоже хороши, но все вместе — это давящая на психику вещь с неясным предназначением.

Текст: Егор Хмельницкий
Фото: Александр Раевский, Ольга Лобанова, Аскар Урманов
#театр #Приключение’C #Исследовательская лаборатория иллюзии #Ilkhom #Максим Фадеев #Анастасия Сергеева #Христина Белоусова

VOT.uz
The Voice of Tashkent